«Бить или не бить?» – вот в чем вопрос

25 Ноября 2023 15:25
1991
Важно научиться правильно читать Писание и творения святых отцов. Фото: tatmitropolia Важно научиться правильно читать Писание и творения святых отцов. Фото: tatmitropolia

Воскресная проповедь.

Один законник встал и, искушая Христа, сказал: «Учитель! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» (Лк.10:25). Но эти слова прозвучали лишь на языке, а внутри злое сердце, отражающееся в колких глазах, говорило: «Слышишь, Ты… Сын Плотника… Кто Ты вообще такой, чтобы нас учить? Откуда Ты взялся? Что Ты о Себе возомнил?».

Почему так произошло? Почему избранный народ, тот, кому Господь доверил нести в мир истину о Едином Боге, приговорил своего Спасителя к распятию? Как так получилось, что ветхозаветная церковь, та, которая дала миру великих праведников и пророков, стала богоборческой? Наверное потому, что свою человеческую волю они поставили выше воли Божией, потому что так и не поняли, что значит: «Милости хочу, а не жертвы».

Евангельская история происходила две тысячи лет тому назад. Но, как учат нас Святые Отцы, в ней есть пророчество и о будущем. Все, сказанное Христом в отношении книжников и фарисеев, будет прямо отнесено к духовенству последних времен. «Горе вам», «порождение ехидны», «гробы покрашенные», «лицемеры», «поводыри слепые», «отродья змеиные». (Мк. 12:38-40, Лк. 11:37-52, 20:45-47).

Нигде и никому в Евангелии не сказал Спаситель такого количества обличительных слов, какие произнес книжникам и законникам. Блудников, мытарей, грешников Господь исцелял, прощал и миловал. Женщину, взятую в прелюбодеянии, не осудил, покаявшегося разбойника первым ввел в рай, но к служителям церкви был беспощаден.

«Вам не избежать осуждения в аду», – вот Его ключевая фраза и последний приговор. Каков страшный итог жизни тех, кто всю жизнь ходил за Богом, но не ради Бога, а ради служения миру; тех, кто забыл о милости и любви, кто променял Господа на дьявола, Евангелие на идеологию и политику, для кого уже нет «другого царя, кроме кесаря».

Людям, которые сделали ставку на власть, деньги и господдержку, Бог становится ненужным. Из цели Он делается средством для достижения своекорыстных целей. Именно так и жила духовная элита ветхозаветной церкви.

Ничего с тех пор не поменялось по большому счету. После Миланского эдикта мир стал все настойчивее интегрировать Церковь в государственную систему отношений. Началась бесконечная редакционная интерпретация Писания. Услужливые придворные богословы и историки стали создавать новые мифы, которые помогали бы кесарю править.

Так «образ кротости» святителя Николая Мирликийского сделали «образом гневности», сочинив легенду о том, что он ударил Ария по щеке. Ее до сих пор можно услышать из уст выпускников духовных семинарий. Неважно, что эта история – поздний подлог, что ее нет ни в одной из древних рукописей, что она впервые появилась только в XVI веке в одном из латинских каталогов. Важно, что это работает. Бить можно и нужно, потому что даже сам святитель Николай так поступал.

Сюжет о том, как преподобный Сергий Радонежский благословил на войну Димитрия Донского, о схимниках(!) Пересвете и Ослябе (почему-то они названы по фамилиям), которые были отправлены преподобным на поле брани, описывают все учебники по истории, и это даже стало общекультурным знаменем. История, не имеющая под собой не только ни одного достоверного исторического подтверждения, но и противоречащая фактам, легенда, возникшая только через сто лет после описываемых событий, не отображенная в летописях, а лишь в обычном литературном произведении «Сказание о Мамаевом побоище» (ХV в), стала мегапопулярной. В самом раннем летописном рассказе о битве 1380 года «О побоище иже на Дону» имя Сергия Радонежского не упоминается вовсе, не говоря уже о воюющих схимниках, что было полным абсурдом для того времени. Но прошли годы, и молодому набирающему силы Московскому государству понадобились новые легенды и герои.

Историческая наука (не важно церковная или светская) – это всегда идеология. И писалась она с оглядкой на светскую власть. Так было в Риме, в Византии, на Руси во все периоды истории. Любому государству было важно оправдать свою монополию на насилие и на агрессию Божьим благословением. Ему нужно было доказать свое право заставлять одних людей убивать других не ради того, что так хочет правящий режим, а ради Бога.

Вот такой «праведный гнев» сделал иудеев богоубийцами. Именно ради «праведного гнева» сорок человек дали Богу клятву ничего не есть и не пить, пока не умертвят апостола Павла (Деян. 23:12).

Ревность по правде Божией – великая сила, куда может приложить свою руку дьявол. Жадность, деньги, власть – все эти мотиваторы не идут ни в какое сравнение с той энергией ненависти, которая может быть вложена в кулак «правды Божией».

При желании мы можем найти сколько угодно цитат авторитетных отцов и учителей Церкви, которые подтверждают возможность проявления т.н. «праведного гнева». Иоанн Златоуст призывал к физическому насилию над богохульником: «Ударь его по лицу, сокруши уста, освяти твою руку ударом» (любимая цитата некоторых отцов). Правда, сам Иоанн Златоуст своему же совету ни разу не последовал, хотя имел для этого возможности.

А, например, преподобный Ефрем Сирин пошел еще дальше. Он проклинает мать своего оппонента: «Да будет проклята матерь твоя, Павлон! Горе чреву, родившему тебя». Но правильно ли будет делать из прочитанного вывод о том, что мы теперь должны избивать всех неправославных и проклинать их матерей?

Одна из давних и хронических болезней лжеправославных ревнителей благочестия – делать из трудов Святых Отцов идолов, предавая им тот же статус, что и Слову Божьему. Святые Отцы были такие же люди, как и мы. Их наследие – человекобожие. И человеческого там зачастую больше, чем того, что от Духа Святого.

Слава и честь Отцов не в том, что они писали и жили безгрешно, а в том, что показали нам пример того, как нужно бороться со своими грехами. В самом наследии Отцов всегда можно найти то, что не согласуется со Словом Божиим. Избежать таких мест в своем творчестве удалось разве что только святителю Григорию Богослову.

Святитель Иоанн Златоуст учил, что единственная причина, которая не дает возможности антихристу прийти в мир – это Римская империя. Святитель Игнатий Брянчанинов так же, как и Николай Мотовилов, говорил, что антихрист придет из России, юродивая Пелагея Рязанская считала, что из Америки, Ипполит Римский и Ириней Лионский – из Иерусалима. Я уж не буду пересказывать, что нафантазировали в своих трудах об антихристе Захария Копыстенский и Стефан Зизаний.

Кого будем слушать? Кому доверять? Кто из них знал наверняка, о чем говорит? Да никто не знал, они просто писали и говорили то, что думали, как сами понимали, и не нужно ссылаться в этом случае на их мнение, как на последнюю инстанцию.

Каталогизация нашей патрологии историческая. Она разбита по горизонтали на периоды или регионы жизни Святых Отцов. Но если мы построим патрологию на вертикали, начиная от проповедников и экзегетов, далее духовных практиков, а на самой вершине разместим мистиков и созерцателей, то мы увидим, как по мере восхождения наверх все больше и больше усиливается богословие жертвенной любви. Притом не только к людям и животным, но даже и к врагам рода человеческого – демонам.

«И что такое сердце милующее? Возгорание сердца у человека о всем творении, о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всякой твари. При воспоминании о них и при воззрении на них очи у человека источают слезы от великой и сильной жалости, объемлющей сердце». (преп. Исаак Сирин. Слово 48).

Преподобный Силуан Афонский прямо настаивал на том, что христиане должны любить врагов, в том числе и тех, кто ненавидит и гонит Церковь. Более того, он поставил это не как просьбу или заповедь, а как главное (!) требование к тем, кто хочет спастись.

Получается так, что каждый выбирает из жития и трудов Отцов то, что ему ближе к сердцу, то, к чему он сам стремится, что ему больше по душе.

В отношении простых и неискушенных в богословии прихожан это понятно и им простительно. Гораздо хуже, если такая богоборческая позиция становится главным мотивом проповеди тех, кто и сам в Царство Божие не идет, и другим преградил туда дорогу (Мф. 23:13). Именно так и рождается лже-церковность и анти-христианское учение.

Спаситель прямым текстом говорит нам о том, что «всякий, гневающийся на брата своего (напрасно), подлежит суду» (Мф. 5:22). Важно! Слово «напрасно» – более поздняя вставка, ее нет ни в одной из древних рукописей. Но ведь кто-то же из переписчиков прочитал, подумал: «Нехорошо, нужно бы Спасителя исправить» – и решил от себя дописать.

Любимый ученик Христа повторяет нам тоже самое: «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной» (1 Ин. 3:14,15). Но учителя нового времени предпочитают обосновывать возможность ненависти и человекоубийства целыми богословскими трактатами, оправдывая зло цитатами Ветхого Завета. Именно так и поступали те, кто распял Христа.

Можно, конечно, ссылаясь на 111(115) письмо святителя Василия Великого «К Сипликии, еритичке», который сравнивал своих недругов с ящерицами и жабами, высмеивая их кривые ноги, поступать точно так же. Но я уверен, что в трудах святителя есть более достойные примеры.

Да, житие этого святого дано нам для другого примера. То, что святитель Николай Японский (письмо от 5 ноября 1880 года) однажды грубо выругался не на злостного еретика, а на женщину-стюардессу, которая пела себе под нос и потревожила сон святителя, не дает нам права точно так же вести себя в интернет-пространстве. Пример жизни святителя Николая (Касаткина) дает нам значительно большее количество прямо противоположных примеров.

Можно еще приводить очень много разных примеров, того, что делали некоторые святые, и чему нам не нужно подражать. Но, суть, я думаю, и так ясна.

У Соломона нужно учиться мудрости, а не тем страстям, к которым склонялась его душа.

В жизни любого святого мы найдем те же падения, которые происходят и с нами ежедневно. Но в этих примерах для нас есть и великая надежда. Если они благодатью Божией, личным подвигом и трудами смогли преодолеть свой эгоизм, самость, язвительность и проч., то, значит, и у нас есть такая же возможность. Но только в том случае, если мы будем стремиться к вершине, а не к пропасти. Если будем учиться у святых тому, что в них от Бога, а не тем словам и действиям, которые они писали или совершали по страсти.

Лучше внимать тем, кто еще при жизни достиг вершин обОжения, и, находясь в своем физическом теле, сказать нам главные слова:

«Достигших же совершенства признак таков: если десятикратно в день преданы будут на сожжение за любовь к людям, не удовлетворяются сим». «Не питай ненависти к грешнику, потому что все мы повинны» (преп. Исаак Сирин. Слово 21, 89).

 «Божественная любовь неизменна и постоянна. Земной ум, полный привязанностей, действует, как флюгер: он то и дело склоняется то к любви, то к ненависти. Точно так же поступаешь и ты, когда следуешь внушениям своего плотского ума и подчиняешься велениям греховного эгоизма. Того, кто полностью устремлен во внешний мир, вполне устраивает внешнее христианство в виде религиозных действий и душевных пристрастий. А тот, кто углубляется во внутренний мир своего духа, открывает для себя безграничные просторы внутреннего христианского делания и неисчерпаемый источник Божественной любви» (старец Симон Безкровный).

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также