Православие как гарант единства нашего народа

17 Февраля 2023 19:06
1098
Православие – духовная основа нашего государства. Фото: vsegda-pomnim.com Православие – духовная основа нашего государства. Фото: vsegda-pomnim.com

Православие – основа духовной жизни нашего народа. И это не громкие слова. Это исторически сложившаяся реальность, от которой нельзя просто отмахнуться. 

Православный выбор святого князя Владимира и его предшественников определил направление духовной культуры, политики украинского государства, его содержательного наполнения. Языческий до этого времени народ, став христианским, получил глубинную, более объективную, основательную религиозную идеологию, помогавшую совершенствовать духовную культуру не только каждого человека, осознававшего себя христианином, но и всего народа в большей или меньшей степени, роднила этот народ с Вселенским христианством, через Византийское Православие, от которого Русь и приняла крещение. От Византии наш народ получил церковное законодательство, храмоздательство, совершенствуя свое развитие культуры.

«Греки передавали свою веру и цивилизацию не в чужом для славян, а именно в славянском обличье, и здесь решающую роль сыграли переводы Кирилла и Мефодия. Славяне действительно могли усвоить то, что они брали у Византии. Будучи сперва принадлежностью правящих классов, византийская культура и православная вера со временем вошли в повседневную жизнь каждого славянского народа в целом»[1].

Период X–XI вв. для Киевской Руси был периодом подъема культурного развития. С этого времени начинается ее «византинизация». Предшествующие столетия были только подготовительными. О «размахе» язычества на украинских землях можно судить, упомянув о «кочевых скифах Северного Причерноморья (о которых – прим. прот. А. У,) известно, что те пили напитки из черепа своих жертв»[2].

Киев стоял на пути «из варяг в греки», и здесь влияние христианства было как из Византии, так и со стороны «варяг» (вспомним, что именно варяги отказались подчиниться князю Владимиру, что потом и привело его к крещению Руси). Но все же христианство укоренилось в современной столице несколько позже.

Несмотря на «варяжское христианство», а также на тот факт, что «особенности почитания мощей явным образом сближают русских скорее со скандинавами, чем с византийцами – их главными наставниками в вере»[3], в эти предшествующие века мы видим, что западное (еще не католическое) христианство не нашло отклика в наших землях.

Посольство короля Оттона отправлялось без заметной задержки, поскольку поразительным было различие обеих культур. В то же время брак дочерей славянских племен с европейскими сыновьями и наоборот носил политический характер и имел место только между потомками семей правящих домов. Теперь христианство – это лакмусовая бумажка, критерий сношения с другими народами.

После раскола христианского мира на Католицизм (западное христианство) и Православие (восточное христианство) украинское христианство и украинская культура стали держаться восточных, византийских культурных образцов, а не западных, католических.

Почему так? Во-первых, дорога в Византию уже была проторена многими культурными связями (путь «из варяг в греки») и укреплена принятием христианства из Византии. Во-вторых, налаживание контактов с Западом привело если не к окатоличиванию, то хотя бы к ухудшению отношений с могущественным партнером – Византией, с которой наш народ исповедовал одну религию В-третьих, борьба украинского народа против Речи Посполитой была борьбой против иноземного политического и католического порабощения.

Следует также отметить, что отношения Руси с западными государствами на севере наносили меньше вреда украинскому Православию, чем прямые контакты с Римом.

Это объясняется удаленностью североевропейских земель от Рима, в которых слабая зависимость от центра католичества проявлялась не в вере, а в политической и экономической зависимости от Папского престола, а следовательно, такая зависимость никак не смогла конкурировать с идеологическим основанием веры украинского народа, народа Киевской Руси.

Когда же под влиянием христианства население Украины-Руси «упорядочивается» – кочевники становятся оседлыми, выбирают новую христианскую идеологию, выбрав идеологию – создают свою внутреннюю и внешнюю политику, – западные государства заменяют консолидирующих их фактор, христианство, на экономику. Теперь экономические отношения и законы будут влиять на отношения между европейскими народами, заместив собой христианство как объединяющий и регулирующий фактор.

Отход Европы от христианства начался уже с раскола 1054 г., после чего в Европе возникли разнообразные реформационные движения, разоблачающие удерживающее европейское единство христианство, Католическую церковь. X–XV вв. – времена соревнования за другие ценности. Реформация, – вальденсы, альбигойцы, гуситы, табориты… – чьим апогеем был Мартин Лютер, а продолжателем – король Британский Генрих, показали, что христианство не может быть гарантом европейской целостности.

«На секуляризацию самопредставления Европы повлияло разрушение хрупкого единства христианской Церкви после Реформации и бурного развития христианских общин (католических и протестантских) на других континентах. Представление о Европе как о едином пространстве единой христианской веры было несостоятельным»[4].

Экономический фактор, как показывает опыт, не может быть гарантом целостности Европы, поскольку постоянно возникают те или иные экономические проблемы на разных концах Европейского единства (Юг-Север), в регионах с таким разным восприятием, которое препятствует экономическому пониманию. Отсутствие единой духовной европейской основы тоже показательный аргумент: «каждая европейская нация имеет свои национальные праздники, свои святыни, церемонии и памятники, обозначающие культурный ландшафт государственности. До сих пор нет такого символического государственного ландшафта Европы как целого»[5].

Христианство могло бы стать сверхъевропейской ценностью, но не стало. Созданные народом ценности стали относительными ценностями.

В Португалии, например, с 2004 г. можно остаться без жизненно важных органов, поскольку был издан закон о возможности отрезать от человека тот или иной орган при отсутствии задокументированного несогласия человека.

В Германии традиционный институт брака свое отжил: теперь каждая супруга идентифицируется как «партнер», кроме того, в 2013 году Германия издала закон, согласно которому новорожденный не идентифицируется по половому признаку, пока малыш не вырастет и сам не выберет себе пол. «Испания вообще является рекордсменом в трансплантологии, даже на дверях церквей размещены таблички с надписью: «Не забирайте свои органы с собой, на небе знают, что они нужны на земле»[6].

Следует сказать, что гомосексуализм и другие половые отклонения уже перестали считаться таковыми и официально приняты за норму во многих европейских странах. Ювенальная юстиция «настраивает» на жизнь нового поколения, без родителей, но с государством. В конце концов, утрата семьи как института приведет к краху государства и Европы как совокупности государств. Вместе с тем Европа декларирует себя как общество, где наиболее ценятся и защищаются права людей. «Под прикрытием риторики единства и мира в идее Европы всегда говорилось об исключении и обособлении, о проведении произвольных линий между теми, кто внутри и теми, кто снаружи»[7]. Принятие в ЕС еще не означает равноправных отношений с государствами-организаторами ЕС.

Почти пятисотлетняя секуляризация до сих пор не вернула Европу в христианство. Божественные принципы бытия, сверхъевропейские и сверхчеловеческие ценности не нашли отражения в европейском социуме.

Остальные принципы относительны, их можно найти в любом человеческом обществе. Тогда зачем блуждать в поисках новой государственности вместо восстановления или сохранения своей государственности? Разбалтывание своего генофонда ведет к потере иммунитета, а лучшие достижения других уместно использовать без окончательного взаимопроникновения культур.

[1] Каллист (Уэр), еп. Православная Церковь. // https://azbyka.ru/otechnik/Kallist_Uer/pravoslavnaja-tserkov/1
[2] Фейген Б. Велике потепління. Зміна клімату та піднесення й гибель цивілізацій. К., 2013. С. 66.
[3] Успенский Ф. Б. Нетленность мощей: опыт сопоставительного анализа греческой, русской и скандинавской традиций // Восточнохристианские реликвии / Ред.-сост. А. М. Лидов. М., 2003. С. 151.
[4] Геффернен М. Значення Європи. Географія та геополітика. К. 2011. С. 33.
[5] Геффернен М. Значення Європи. Географія та геополітика. К. 2011. С. 376.
[6] Шахов А. Война органов: почему врачам запрещают спасать украинцев // http://kontrakty.ua/article/70853
[7] Геффернен М. Значення Європи. Географія та геополітика. К. 2011. С. 395.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также