VI Вселенский Собор: победа истины над политической целесообразностью

28 Февраля 2023 22:14
928
VI Вселенский Собор. Миниатюра из летописи Константина Манассии. XIV век. Фото: wikipedia.org VI Вселенский Собор. Миниатюра из летописи Константина Манассии. XIV век. Фото: wikipedia.org

VI Собор завершил эпоху христологических споров и отверг принцип компромиссов в богословии ради политической целесообразности.

Вселенский Собор 451 г. в Халкидоне, один из самых значимых в истории Церкви, решил богословскую проблему, но создал политическую. Он утвердил православное учение о двух природах во Христе, Божественной и человеческой, соединенных «неслитно, непревращенно, неразделимо, неразлучимо». Но тем самым многочисленные сторонники монофизитства, учения о том, что во Христе человеческая природа поглощена Божественной, оказались вне Церкви, а лучше сказать, против Церкви. А поскольку христианство было государственной религией империи, то противники Церкви, оказывались и противниками государства.

При этом довольно сложно определить, что чем было обусловлено: политическая оппозиция еретическими убеждениями или наоборот. Скорее всего, и так и эдак. Но в любом случае перед национальными окраинами империи и прежде всего Египтом был очень большой соблазн – подкрепить свою борьбу за национальную независимость от греков религиозной основой, борьбой за свои монофизитские убеждения.

Очень многие народы, копты, армяне и другие поднимали на свои знамена монофизитство не только и не столько потому, что были убеждены в его истинности, а сколько для того, чтобы отличаться от «имперской» религии Константинополя.

Это вело к тому, что монофизиты упорствовали в своем заблуждении и становились невосприимчивыми к любым попыткам православных богословов переубедить их и даже к предлагаемым компромиссным вариантам. Как писал церковный историк А. Карташев: «Национальные сепаратисты ничем, никакими уступками не удовлетворялись. Им нужна была ересь, чтобы отделиться от греков».

Монофизитов в империи было так много, что императорам приходилось с этим считаться. Еще Юстиниан Великий пытался в целях консолидации империи примирить монофизитов с Церковью. Для этого он издавал документы, которые по сути были отступлением от Халкидонского Собора и заставлял всех архиереев их подписывать. Но расчет его не удался, кроме очередных церковных смут такая политика ничего не принесла. Император Ираклий (годы жизни: 575-641; годы императорства: 610-641), сталкивался с куда более серьезными вызовами единству империи, чем Юстиниан Великий. Сам его приход к власти сопровождался гражданской войной, на востоке он вел кровопролитные войны с персами, на севере племена аваров и славян захватили Балканы и угрожали Константинополю, и плюс ко всему добавилась еще одна существенная угроза со стороны возникшего к тому времени мусульманства, сторонники которого завоевали Египет, Сирию и Палестину. Поэтому Ираклию просто как воздух нужна была религиозная консолидация всех народов империи.

Интересный факт: в 613 г. Ираклий пожелал вступить в брак со своей… племянницей по имени Мартина. Константинопольский патриарх Сергий робко пытался отговорить императора от столь явного греха, коим является инцест, но Ираклий заявил: «До сих пор ты действовал как епископ, а теперь исполни мою волю как друг». И патриарх Сергий благословил незаконный брак.

Возникновение монофелитства

Для того чтобы привлечь на свою сторону монофизитов, патриарх Сергий и император Ираклий (ученые спорят, кто из них играл первую скрипку) придумали общую платформу, на которой, по их мнению, могли сойтись и православные и монофизиты. Заключалась она в следующем: Халкидонский Собор утвердил догмат о единстве ипостаси Христа и о Его двух природах.

Но открытым остался вопрос о действии, энергии и воле. Возможно ли допустить, что во Христе существует единая воля, которая является центром, объединяющим и человеческие и божественные энергии, и действия? Вмещается ли данное учение в богословие Халкидонского Собора, и могут ли монофизиты воссоединиться с Церковью на основе этого учения?

Собственно говоря, вопрос о волях, действиях и энергиях, вероятно, возник бы и сам по себе, вне связи с политическими обстоятельствами, но в реальности положительное решение этого вопроса показалось власть имущим действенным средством для религиозной консолидации империи. Сначала возник моноэнергизм, учение о единстве энергий в Богочеловеке. И поначалу действительно могло казаться, что вариант сработал.

За относительно короткое время с Церковью были воссоединены часть армян (630-632 гг.), сирийские яковиты (630 г.) и, самое главное, александрийские монофизиты (632 г.). Впрочем, на это повлияли не только и не столько богословские факторы, сколько насилие со стороны властей, подкуп и дипломатия. Соответственно и воссоединение это было по большей части формальным, на деле же все остались при своих убеждениях.

При этом новому учению, моноэнергизму, противостоял ученый монах Софроний. Это тот самый Софроний, который долгое время странствовал по различным монастырям вместе с известным Иоанном Мосхом и собирал сокровища духовной мудрости. Впоследствии они написали известную книгу «Луг духовный». Софроний, имевший к тому времени огромный авторитет, категорически утверждал, что во Христе не может быть одной энергии, а только две, поскольку две природы.

В ходе бесед Софрония с Константинопольским патриархом Сергием было достигнуто, как бы мы сейчас сказали, джентльменское соглашение: Сергий согласился вообще прекратить разговоры о количестве энергий, а Софроний пообещал не обличать во всеуслышание ересь моноэнергизма.

Но в 634 г. Софроний стал патриархом Иерусалимским и по обычаю того времени должен был издать окружное послание, так называемую синодику, в которой извещал всех о своем избрании и свидетельствовал о своей вере. Опасаясь (не без оснований), что в синодике Софроний громогласно обличит ересь, Константинопольский патриарх Сергий поспешил направить римскому папе Гонорию послание, в котором постарался представить дело в выгодном для себя свете: он писал о том, что не следует рассуждать об одной или двух энергиях во Христе, а можно сойтись на утверждении, что в Богочеловеке есть одна воля. При этом Сергий спрашивал мнения папы Гонория.

Папа в своем ответе полностью признал правоту Сергия и сформулировал учение монофелитства в том виде, в котором оно было осуждено на VI Вселенском Соборе. Папа Гонорий писал, что, признавая Христа «действующего многообразно», т.е. и по-божески, и по-человечески, следует признать Его «единое хотение», т.е. волю. Таким образом папа приписал волю не природе, а ипостаси и из ипостасного единства Христа сделал вывод о единстве Его воли.

Вскоре и Александрию, и Иерусалим захватили арабы, что дало новый толчок попыткам императора Ираклия объединить в религиозном отношении империю на основе монофелитства, уже одобренного папой Гонорием.

«Эктезис» и «Типос»

В 638 г. в Константинополе решили повторить ошибку Юстиниана Великого и издали вероучительное определение «Эктезис», в котором обязательное для всей империи новое учение формулировалось таким образом:

«Хотя некоторые отцы и употребляли выражение "одна энергия", но оно оскорбляет слух многих, ибо думают, что этим отрицаются две природы. С другой стороны, некоторых соблазняет и "две энергии", ибо его нет ни у одного из святых отцов, и оно ведет к мысли о двух противоположных волях, что есть нечестие Нестория. Не разделяя этого, мы исповедуем, что есть только одна воля Господа нашего Иисуса Христа, Истинного Бога, ибо ни на одно мгновение Его плоть, одушевленная душею разумною, не отделяется от Бога-Слова, ипостасно соединенного с ней, и что она не действовала по собственному почину и в противность воле Слова, но только тогда и так, как хотел Бог-Слово».

Богословская ошибка данного вероопределения заключалась в том, что из того, что человеческая воля Христа никогда не противилась воле Бога-Слова, выводилось утверждение, что этой человеческой воли во Христе онтологически не было. Таким образом человечество Христа опять, как и в случае с монофизитством, оказывалось ущербным, а значит, и не спасенным во всей своей полноте.

Опять вспоминаем изречение святителя Афанасия Великого: «Что не воспринято Богочеловеком, то и не спасено».

«Эктезис» и кнутом, и пряником заставляли подписывать всех иерархов, и почти все это сделали. В это время вместо умершего Константинопольского патриарха Сергия престол занял еще больший сторонник монофелитства Пирр, вместо Александрийского Софрония – сговорчивый Сергий Яффский, а на Антиохийский престол был поставлен Македоний, также принявший «Эктезис». Дело застопорилось в Риме. После кончины в 638 г. формального автора монофелитства, папы Гонория, престол занял Северин, но в 640 г. скончался и он, а следующий папа Иоанн IV «Эктезис» решительно отверг.

В последующие годы бесплодность «Эктезиса» в деле объединения православных с монофизитами стала очевидной, и более того, сами богословские споры, вызванные учением монофелитства, внесли больше разделений, чем пользы. В 648 г. в Константинополе императором был уже Констант II, а патриархом Павел II. С подачи патриарха император издал «Типос», т.е. декрет, которым отменялся «Эктезис», но вместе с тем, под страхом ссылки и конфискации имущества, запрещалось вообще учить и обсуждать вопрос о волях во Христе.

Однако богословский спор уже невозможно было удержать императорскими декретами.

Папа Мартин, Максим Исповедник и Латеранский собор

В 649 г. папа Мартин созвал Собор в базилике Спасителя в Латеране, в котором участвовало порядка 500 епископов, в том числе и с Востока. Инициатором Собора наравне с папой был и преподобный Максим Исповедник, известный и авторитетный монах-философ, ученик Софрония Иерусалимского, который уже давно выступал против монофелитства. Предположительно он и написал постановление, принятое на Латеранском соборе 649 г. Это постановление представляло собой 20 анафематизмов, в которых детально разбиралось и осуждалось монофелитское учение.

Постановление было направлено императору и всем Поместным Церквям. Но император решил силой продавить принятие «Типоса». Для этого в Рим был послан императорский экзарх Олимпий с жесткими полномочиями против папы и всего Латеранского собора. Однако несмотря на угрозы все остались верны решениям этого Собора.

Тогда, согласно преданию, Олимпий поручил одному своему подчиненному убить папу Мартина, подойдя к Чаше во время Литургии. Однако тот не смог этого сделать, так как внезапно ослеп.

Это чудо заставило Олимпия кардинально изменить свою позицию и вместо борьбы с папой решиться на бунт против императора. Такому решению, вероятно, способствовало и настроение местного военного гарнизона. Несмотря на то, что до восстания дело не дошло, поскольку Олимпий был убит сарацинами, его предательство стало известно в Константинополе и дало императору Константу II повод обвинить в предательстве папу Мартина и преподобного Максима и расправиться с ними под этим предлогом.

В 653 г. в Рим прибыл с войсками новый экзарх Феодор Каллиопа, который объявил императорский указ о низложении папы Мартина, арестовал его и отправил под конвоем в Константинополь. По пути папа целый год провел на острове Наксос. Обращались с ним очень жестоко. Папу Мартина, который страдал подагрой и катаром кишечника, морили голодом и холодом, не давали воды, лишали элементарных условий для жизни. Измучив его таким образом, в 654 г. папу Мартина осудили за политическое преступление, вменив ему в вину то, что он не помешал Олимпию поднять бунт против императора.

Смертная казнь по просьбе Константинопольского патриарха Павла была заменена ссылкой в Херсонес, что только продлило нестерпимые мучения папы Мартина. Известны его слова на суде: «Прошу вас, Христа ради, сделайте со мной скорее, что вы хотите. Всякая смерть будет для меня благодеянием». Папа Мартин скончался в Херсонесе в 655 г.

Еще до ареста папы в Риме там же был взят под стражу и преподобный Максим, его также привезли в Константинополь и также обвинили в государственной измене. Максим отверг эти обвинения и отказался признать «Типос». В это время в Риме, несмотря на то, что папа Мартин был еще жив и даже не осужден судом, был избран новый папа Евгений, который не собирался перечить императору. Он прислал в Константинополь своих апокрисариев, которые были готовы вступить в общение с Константинопольским патриархом.

Это дало повод для патриарха Пирра, избранного после смерти патриарха Павла, заявить Максиму: «Посмотрим, к какой же теперь Церкви ты принадлежишь? К Константинополю, Риму, Антиохии, Александрии, Иерусалиму? Все теперь согласны (с монофизитством)».

На что преподобный Максим сказал свою знаменитую фразу: «Если вся вселенная начнет причащаться с патриархом (монофизитом), я не причащусь с ним. Дух Святой анафематствовал через апостола даже ангелов, вводящих что-либо новое и чуждое проповеди».

Максим был подвергнут мучениям, ему отрезали язык и отрубили правую руку, он скончался в ссылке в Грузии в 662 г. И папа Мартин и Максим Исповедник были канонизированы как Восточной так и Западной Церквями.

Страдания этих исповедников и их твердое стояние в вере стало залогом утверждения истины на VI Вселенском Соборе.

Проведение Собора и его вероопределение

VI Вселенский Собор созвал в Константинополе в 680 г. император Константин Пагонат, который также стремился к миру церковному, но предпочитал действовать не силой и даже не убеждением, а просто предоставить возможность иерархам и богословам определить истинное учение по вопросу о волях во Христе. Если быть точным, то император созывал даже не Собор, а всего лишь предсоборную конференцию. При этом Константин не ставил, как другие императоры, перед Вселенским Собором конкретные задачи, а предлагал прислать делегатов, «имеющих познание о всем богодухновенном Писании и обладающих безупречным знанием догматов, мужей, которые принесли бы с собой нужные книги».

Этот Собор, известный еще под именем III Константинопольский, стал самым продолжительным из всех Вселенских Соборов. Он открылся 7 ноября 680 г. и окончился 16 сентября 681 г. Причем, если на первом заседании присутствовало всего 43 человека, то на последнем уже 163. На самом первом заседании Собор сам объявил себя Вселенским, с чем император Константин тут же согласился.

На Соборе были сторонники как православия, так и монофизитства, причем никто ни на кого не оказывал давления и не грозил репрессиями. На одном из заседаний Константин Пагонат заявил, что он собирал Собор не для каких-либо политических целей, а единственно ради мира Церкви и церковной истины. Как пишет церковный историк А. Карташев: «…Собор являл собою счастливую картину полного отсутствия давления политической власти, <…> и полной свободы богословских мнений и слова. Богословские споры велись спокойно, обстоятельно, проверялись по документам все цитаты и ссылки. Собор был не на словах только, а на самом деле "соборной" работой богословской мысли».

На Соборе очень неспешно, вдумчиво и рассудительно исследовались «нужные книги», т.е. документы предыдущих соборов, богословские письма различных иерархов, творения святых отцов. Причем некоторые из них были признаны подложными и отвергнуты.

Римский папа Агафон, несмотря на то, что изначально императором собиралась всего лишь конференция, подготовился к ней основательно. Он собрал поместный собор в Риме, на котором было сформулировано исповедание веры Римской Церкви по данному вопросу. Его и привезли в Константинополь папские легаты. Оно гласило следующее:

«Исповедуем, что каждая из природ Христа имеет природные свойства: человеческая – все человеческие, кроме греха. Но, исповедуя две природы, две природные потребности в Едином Господе Иисусе, мы не учим, что они противятся и враждебны друг другу (как заблуждающиеся от пути истины обвиняют апостольское предание). Мы не учим, что они разделены как бы на два лица или ипостаси, а говорим, что Один и тот же Господь Иисус Христос имеет в Себе как две природы, так и два природных желания, и действие Он имеет от вечности общее с Единосущным Ему Отцом, а человеческое принято от нас вместе с нашей природой во времени. Как природ, соединяющихся в Одном Христе, две, так, поистине, два и их действия, которые с их природами присущи Одному и Тому же Господу Иисусу Христу».

Это вероопределение сыграло для VI Вселенского Собора аналогичную роль, что и Томос папы Льва для IV Вселенского Собора, т.е. на его основании Собор и сформулировал общецерковный догмат о волях во Христе:

«И две естественные воли или хотения в Нем, и два естественные действия, неразлучно, неизменно, нераздельно, неслиянно, по учению святых отец наших, так же проповедуем два же естественные хотения не противные, да не будет, так как нечестивые еретики говорят, но Его человеческое хотение, последующее, и не противостоящее, или противоборствующее, паче же и подчиняющееся Его Божественному и Всемогущему хотению. Ибо по учению премудрого Афанасия надлежало воли плоти быть в действии, но подчиняться воли божественной».

Все держащиеся монофелитства были анафематствованы, причем главные лжеучители поименно. В Деяниях VI Вселенского Собора читаем:

«Должны быть изглажены из церкви имена: Сергия, который первый написал об этом нечестивом учении, Кира Александрийского, Пирра, Павла и Петра Константинопольских и Феодора Фаранского, всех осужденных в письме папы Агафона к императору. Мы их всех анафематствуем. С ними вместе должен быть извержен из Божией кафолической церкви и анафематствован и покойный папа Древнего Рима Гонорий, так как мы нашли по его писаниям, адресованным к Сергию, что он во всем следовал его мысли и подтвердил нечестивые догматы».

Это анафематствование папы Гонория является свидетельством того, что, во-первых, в Церкви не признавалась папская непогрешимость, а во-вторых, что римские папы были также подвластны суду собора, как и любые другие иерархи.

Ну и как водится в таких случаях, император повелел всем своим подданным держаться веры VI Вселенского Собора, а непослушным грозил карами: епископам, клирикам и монахам – извержением, чиновникам – лишением должности и имущества, рядовым гражданам – изгнанием из города, в котором они проживают.

VI Вселенский Собор решил догматический спор, но не оставил ни одного канонического правила по злободневным вопросам того времени. Чтобы восполнить это упущение через 10 лет, т.е. в 691 г., уже в другом составе был собран еще один Собор, названный Трулльским, который и принял целый ряд церковных правил. Однако об этом – в следующей публикации.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также