VII Вселенский Собор. Часть 3. Торжество Православия

01 Сентября 2023 12:55
642
VII Вселенский Собор. Фото: cerkiew.net.pl VII Вселенский Собор. Фото: cerkiew.net.pl

В этой заключительной части о Седьмом Вселенском Соборе речь пойдет о рецидиве иконоборчества и окончательном торжестве Православия.

Политическая обстановка после VII Вселенского Собора

Как уже неоднократно говорилось, в Византии богословие часто становилось заложником политики. Особенно это проявилось в эпоху иконоборческих споров. Что возобладает, Православие или ересь, зависело не от истинности того или иного учения, а от политической конъюнктуры.

После VII Вселенского Собора при власти была партия иконопочитателей во главе с императрицей Ириной и ее сыном Константином VI. Впрочем, последнего считать иконопочитателем можно было весьма условно. Но политическое положение этой партии было очень шатко. Противники были многочисленны и сильны. Уже говорилось о том, что императоры-иконоборцы Лев III и Константин V Копроним были весьма успешными государственными деятелями в политической, экономической сферах и, что очень важно, в военной. Значительная часть общества и еще более значительная часть армии одобряла их деятельность и негативно воспринимала сворачивание их реформ императрицей Ириной.

Вскоре представился удобный случай поколебать положение партии иконопочитателей. Как уже говорилось, Ирина сосватала своему сыну Константину малолетнюю дочку Карла Великого Ротруду. В 781 г. даже прошло их торжественное, хотя и заочное (без самого Константина), обручение. Ротруду активно готовили в Византийские императрицы, она занималась с греческими учителями и вела активную переписку с Константином, который был в нее заочно влюблен. Но в 788 г. политические обстоятельства изменились, и Ирина уже не так нуждалась в поддержке Карла Великого. Кроме того, она опасалась, что Ротруда, оказавшаяся весьма смышленой и с характером, перехватит у нее влияние на Константина VI.

Брак с Ротрудой был отменен, и Константина VI женили на армянке Марии, внучке святителя Филарета Милостивого. Брак был неудачным, Константин не любил Марию и был озлоблен на мать. Таким положением дел воспользовались иконоборцы, привлекли Константина на свою сторону и составили заговор против Ирины. Заговор был раскрыт. Ирина посадила сына под арест и на императорских указах стала ставить только свое имя, хотя раньше на них ставилось также и имя Константина. Но волнения продолжались, войска бунтовали, требуя провозгласить Константина единодержавным императором.

В итоге Ирина вынуждена была передать власть Константину, а сама была посажена под фактический домашний арест в одном из императорских дворцов. На императорских указах отныне значилось лишь имя Константина VI.

Через два года отношения Ирины и Константина потеплели, ее имя опять появляется на указах, а сама она частично возвращает себе власть. Однако еще через год, в 793 г., происходит новый заговор, на этот раз против самого Константина со стороны его дядей Никифора и Христофора, сыновей Константина V Копронима, в свое время насильно (!) рукоположенных во священники. Заговор был неудачным, заговорщикам повырезали языки, выкололи глаза и отправили в ссылку.

В 795 г. Константин VI насильно (!) постриг свою жену, армянку Марию, в монашество и женился на фрейлине Феодоте. Патриарх Тарасий как мог противился этому браку, но в итоге был вынужден дать согласие.

Некоторые историки говорят, что Константин вырвал согласие на брак угрозой начать новое иконоборчество. По-видимому, что-то подобное действительно имело место, поскольку тема возобновления иконоборчества начала опять витать в воздухе.

Но если патриарх Тарасий предпочитал противиться этому путем компромиссов, то монашеская партия во главе с преподобным Феодором Студитом выступила резко против Константина и даже разорвала общение с патриархом Тарасием за его согласие на «прелюбодейный» брак.

Кстати сказать, новая императрица Феодота была родственницей Феодора Студита, но он предпочел разорвать все отношения с ней.

Константин начал репрессии против монахов-зилотов. Это многим не нравилось. Зилоты распространяли точку зрения, что брак императора – это вопиющее беззаконие и что гнев Божий за него падет на всю империю. Опять составился заговор, чтобы сместить Константина и обратно воцарить Ирину. На этот раз заговор оказался успешным.

В 797 г., в праздник Успения Пресвятой Богородицы, Константина заперли в Пурпурной палате императорского дворца (в которой он и родился) и ослепили с такой жестокостью, что он вскоре умер. Некоторые летописцы того времени утверждают, что это произошло по решению его матери Ирины. Как бы там ни было, Ирина опять взяла власть в свои руки и стала уже единоличной правительницей империи.

Через несколько лет возник интересный проект объединения Западной и Восточной империи путем бракосочетания Ирины с Карлом Великим, которого к тому времени папа Лев III венчал императорским титулом, но в итоге проект не состоялся. А против Ирины в 802 г. опять составился заговор, в результате которого она была свергнута и отправлена в ссылку на остров Лесбос, где, по утверждению летописи, провела несколько месяцев в покаянии и аскезе и скончалась в 803 г.

Причинами заговора, кроме всего прочего, были военные неудачи и неэффективная финансовая политика. На престоле воцарился Никифор, бывший до того министром финансов. Как нетрудно догадаться, иконоборцы со сменой власти начали поднимать головы.

Рецидив иконоборчества

Никифор не был иконоборцем, однако очень не одобрял финансовую политику Ирины, которая была щедра к монастырям и популистским мерам, вследствие чего казна империи опустела до крайности. Никифор отобрал у монастырей часть имущества и увеличил налоги. Неудивительно, что партия монашествующих была сильно настроена против него.

После смерти патриарха Тарасия, который благословил Никифора на царство, император поставил в патриархи своего приближенного, светского (!) чиновника по имени также Никифор. Император Никифор ввел финансовые ограничения также и в войсках, и в бюрократическом аппарате. Это не добавляло ему популярности.

Против него составилось два заговора, и, хотя оба были неудачными, но составлялись они со стороны партии иконопочитателей, что, при всем православии Никифора, заставляло его все больше опираться на партию иконоборцев. В 811 г. в войне с болгарами Никифор погиб. После него императором был его сын Ставракий, но всего через 68 дней он ушел в монастырь и вскоре скончался. Воцарился зять Никифора, Михаил I Рангаве.

Этот император был ярко выраженным сторонником партии монашествующих, он вернул из ссылок всех зилотов и многим из них дал высокие государственные должности. Феодор Студит стал приближенным патриарха Никифора и советником императора.

Несмотря на святость, летопись называет преподобного Феодора «злым советником», поскольку его советы стоили престола императору Никифору.

Так, в 812 г. воевавшие с греками болгары предложили мир с условием обмена перебежчиками с обеих сторон. Патриарх и приближенные митрополиты советовали принять предложение, Феодор – отказаться. Император Никифор отказался, война была продолжена, и болгары победили.

В результате этого военного поражения партия иконоборцев подняла восстание, они ворвались в храм, где был похоронен Константин V Копроним, и с криками «восстань и помоги гибнущему государству» открыли его могилу. Тут же пошел слух, что Копроним выехал из гроба на коне и отправился на войну против болгар.

Восстание не свергло императора Никифора, но сделало очень популярным тезис, что, мол, все военные неудачи – из-за возвращения к иконопочитанию, ведь при иконоборцах империя была успешна в военном плане. В итоге Никифор был вынужден отречься от власти и уйти в монастырь. Воцарился уже явный иконоборец Лев V Армянин.

Второй период иконоборчества (814–842 гг.) начинался примерно с того же, что и первый (730–787 гг.), а именно – с мирных уговоров отодвинуть иконы подальше.

Летопись вкладывает в уста императора Льва такие слова, обращенные к патриарху Никифору: «Народ и войско возмущаются против икон, говоря, что мы неправильно почитаем их, за то нас и одолевают враги. Сделай уступку, убери кое-что с глаз долой».

Затем Лев устроил диспут некоторых духовных лиц, принявших его сторону, с партией иконопочитателей, возглавляемой Феодором Студитом. Диспут ни к чему не привел, кроме обострения вражды между иконроборцами и иконопочитателями. Например, в образ Христа на воротах Халкопратия, так пострадавший в первый период иконоборчества, опять полетели камни. Бросали их солдаты. Лев приказал убрать образ под предлогом защиты его от осквернения.

Также император начал давить на патриарха, принимать на него жалобы клириков, требовать отчета в использовании церковного имущества (ничего не напоминает?) и так далее.

20 марта 815 г. патриарх Никифор отрекся от престола и удалился в монастырь. Самым твердым и бескомпромиссным защитником иконопочитания явился преподобный Феодор Студит, но он же сослужил Православию плохую службу, правда, в далекой исторической перспективе.

Дело в том, что в условиях надвигающегося иконоборчества он, так же, как это было и раньше, обратился за поддержкой к римскому престолу. Но в пылу своей борьбы с иконоборцами он наделял римского понтифика не только первенством чести, но и признавал за ним первенство власти во всей Церкви.

Он говорил, что римский папа – это наследник апостола Петра, который был «первостоятелем апостолов, первоначальником, первопрестольником», что ему дарованы ключи Царствия Небесного, что Римская церковь есть главнейшая из Божиих церквей, первейшая всех церквей, первошествующая, что римский папа есть «пастыреначальник церкви поднебесной, первопрестольный, главнейший между патриархами, божественная глава всех глав» и что «к нему следует обращаться за разрешением сомнительных и спорных вопросов, как делалось издревле и от начала по отеческому преданию, ибо там верховнейшая из церквей Божиих. Ему, как преемнику апостола Петра, необходимо сообщать обо всем вновь вводимом в кафолическую церковь отступниками от истины».

И, что самое неприятное и несовместимое с православным учением о Церкви, преподобный Феодор ставил власть папы выше власти Вселенских Соборов, а действительность таких Соборов ставил в зависимость от мнения папы.

«По издревле установившемуся обычаю без его ведома нельзя составлять Собора. <…>  от него (папы римского, – Ред.) зависит авторитет Вселенского Собора», – утверждал Феодор.

Неудивительно, что до сих пор католические богословы, приводя слова преподобного Феодора, доказывают, что в первом тысячелетии все Церкви признавали над собой власть папы и что православные таки действительно являются схизматиками, отколовшимися в 1054 г. от Римской церкви.

Но вернемся ко второму периоду иконоборчества.

1 апреля 815 г., в праздник Пасхи, патриархом Константинопольским был поставлен некто Феодот, родственник Константина Копронима, начальник лейб-гвардии, необразованный и не умеющий говорить публично. Летопись отзывается о нем так: «Безгласнее рыбы, бессловесный, скотоподобный и, кроме нечестия, ничего не знающий». В том же 815 г. был созван Собор, который ничтоже сумняся объявил иконоборческий Собор 754 г. действительным (хотя и не назвал его вселенским), а VII Вселенский Собор 787 г. – ничтожным. Те иерархи, которые пробовали выступить против таких решений, были избиты, анафематствованы и отправлены в ссылку.

Особенно жестоко поступили с Феодором Студитом. В это время преподобный Феодор сказал императору Льву слова, которые не мешало бы помнить всем правителям, а особенно нынешним: «Слушай, царь, что сказал божественный апостол: положи Бога в церкви первее апостолов, второе – пророков, третие – пастырей и учителей, а не сказал: царей. Тебе вверено гражданство и войско; об этом заботься, а церковь оставь».

Но Лев Церкви не оставил – он не только устранил иконы из храмов, но и приказал вычеркнуть из богослужебных книг все тексты, в которых содержались идеи иконопочитания. По свидетельствам историков, это гонение было систематическим и всеобщим, оно характеризовалось широко распространенной практикой доносительства.

В итоге Лев V Армянин закончил очень плохо. Его действия резко настроили против него часть общества, в том числе и из высших слоев. Опять составился заговор, в результате которого Лев был жестоко убит прямо в алтаре храма, куда он забежал, спасаясь от убийц.

Летопись повествует, что он схватил крест и стал им отмахиваться, прося пощады, но услышал в ответ: «Теперь время не пощады, а убийства». Сначала ему отрубили руку с крестом, а потом голову. Затем его труп потащили на иподром и, после того, как вдоволь над ним поиздевались, бросили в море.

На престоле воцарился Михаил II Травль. Преподобный Феодор Студит и партия иконопочитателей поначалу видели в нем своего сторонника, но они ошиблись. Михаил был иконоборцем, что, впрочем, не мешало ему проводить политику веротерпимости. Он заявлял следующее: «Я вступил на престол не для того, чтобы вводить новые догматы веры, но и не для того также, чтобы вводить изменения уже в преданных и исповедуемых догматах. Итак, пусть каждый поступает в этом отношении, как ему угодно, не боясь никаких неприятностей и лишений».

Совершенно не таким был его сын, следующий император Феофил, который вступил на трон после смерти отца в 829 г. Феофил был образованным, очень церковным человеком, любившим богослужение и даже регентовавшим церковным хором. При этом он был жестоким и последовательным иконоборцем.

Сразу же после воцарения он приказал убить убийц Льва V Армянина, несмотря на то, что благодаря им очутились на троне и его отец, и он сам. Затем он приказал при сборе податей опрашивать все население на предмет отношения к иконам. Иконоборцам предоставлялись льготы, иконопочитателям – наоборот.

В 833 г. Феофил поставил патриархом своего учителя, фанатичного иконоборца Иоанна Грамматика. В том же году был созван собор, который анафематствовал всех иконопочитателей.

Начались жестокие репрессии. Иконопочитателей истязали, убивали и отправляли в ссылку. Часто жизнь можно было купить ценой надругательства над иконами.

Гонениям подверглись и монахи. Некоторые историки утверждают, что жестокость гонений при Феофиле достигла своего апогея.

Но при этом иконопочитание жило в самом семействе императора. Его жена Феодора, на которой он женился в 831 г., была тайной иконопочитательницей, к чему приучила и своих детей. В 839 г. родился наследник престола (раньше рождались лишь девочки), будущий император Михаил III. В 842 г. Феофил скончался, и двухлетний Михаил был провозглашен императором, при регентстве его матери царицы Феодоры.

Торжество Православия

Восстановление иконопочитания произошло почти сразу после смерти Феофила, несмотря на то, что перед смертью он заклинал своих наследников «оставить все как есть». Это не встретило уже практически никакого протеста. По словам церковного историка А. Карташова: «Иконоборчество выдохлось, изжило само себя даже политически и культурно, не говоря уже о церковной его беспочвенности». Партия иконоборцев никуда не делась, но само иконоборчество перестало быть той идеей, которую можно было бы поднять на знамя политической борьбы.

Патриарх Иоанн Грамматик был низложен и отправлен в ссылку. На его место был поставлен святитель Мефодий, исповедник, претерпевший и тюрьму, и ссылку. В 842 г. был созван Собор, который утвердил иконопочитание и анафематствовал иконоборчество, а также подтвердил решения всех семи Вселенских Соборов, включая Константинопольский Собор 787 г.

Несмотря на то, что царица Феодора была убежденной сторонницей иконопочитания, она выставила Собору условие не анафематствовать своего покойного мужа, жестокого иконоборца Феофила, аргументируя это тем, что он якобы раскаялся перед самой смертью. Вероятно, это было не так, поскольку никаких свидетельств этому кроме слов самой Феодоры нет. Как бы там ни было, но Собор 842 г. выдал Феодоре письменный документ о прощении Феофила.

11 марта 843 г, Феодора устроила большое торжество, которое в том году пришлось на первое воскресенье Великого Поста. Летопись повествует об этом так: «Царица предложила святейшему патриарху Мефодию известить и собрать всех православных митрополитов, архиепископов, игуменов, клириков и мирян, чтобы пришли в Великую Церковь Божию с честными крестами и святыми иконами в первое воскресенье святого Поста. И когда бесчисленное множество народа собралось, пришел и сам царь Михаил со святой и православной матерью своей и со всем синклитом, и каждый нес по царской свече. И соединившись со святым Патриархом, вместе двинулись от алтаря со святыми иконами и честным крестом и святым Евангелием и пошли с литией до ворот дворца, так называемых Кентавриевых. И после долгой молитвы и сокрушенного многоплачевного и умиленного взывания "Господи помилуй" возвратились во святой храм для совершения божественной таинственной литургии с великой радостью и торжеством».

После литургии был дан торжественный обед в царском дворце.

В дальнейшем подобное празднование в первую Неделю Великого Поста стало традиционным и со временем переросло в Торжество Православия над всеми ересями вообще. Богослужебный чин стал включать в себя анафематсвование еретикам и провозглашение вечной памяти и многих лет православным.

Заключение

Многие полагают, что на этом история Вселенских Соборов заканчивается. Но это мнение не единственное в Церкви. Существует точка зрения, согласно которой Вселенскими считаются еще по крайней мере два Собора: Большой Софийский Собор (IV Константинопольский) 879–880 гг., осудивший латинское учение филиокве, и V Константинопольский Собор 1341–1351 гг., утвердивший учение святителя Григория Паламы о Нетварном Свете.

Считать их Вселенскими или нет, пусть каждый решает сам, но поскольку они утвердили учение, принятое всей Православной Церковью, мы посвятим им две следующие публикации.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также