Тезисы Бремера об УПЦ: ответ Европы украинскому «совку»

08 Ноября 2023 13:33
1638
Томас Бремер ответил Еленскому на его письмо об УПЦ. Фото: СПЖ Томас Бремер ответил Еленскому на его письмо об УПЦ. Фото: СПЖ

Немецкий профессор Бремер написал ответ Еленскому, который уже выходит за рамки их прежней полемики. Фактически это взгляд Европы на нашу религиозную ситуацию. Каков он?

В начале 2023 г. Государственная служба Украины по этнополитике и свободе совести (ГЭСС) провела религиоведческую экспертизу Устава об управлении УПЦ на наличие церковно-канонической связи с Московским Патриархатом. Выводы экспертизы были предрешены заранее и заключались в том, что УПЦ остается частью РПЦ со всеми вытекающими последствиями.

В общественном движении «Миряне» отправили результаты этой экспертизы известному католическому богослову, заслуженному профессору Мюнстерского университета (Германия) доктору Томасу Бремеру с просьбой дать им богословскую оценку. Оценка оказалась негативной. Проф. Бремер назвал выводы экспертизы предвзятыми и искажающими факты.

Глава ГЭСС Виктор Еленский написал ответ проф. Бремеру, в котором не согласился с оценкой экспертизы немецким богословом. В свою очередь Т. Бремер написал ответ на ответ В. Еленского, в котором не согласился с оценкой своей оценки. Он был опубликован 6 ноября 2023 г. на ресурсе «Диалог.тут». И можно было бы не обращать особого внимания на этот пинг-понг двух ученых, если бы он не обнажал глубинную разницу в понимании очень важных религиозных и общественно-правовых моментов украинских властей, типичным представителем которых является В. Еленский, и европейских интеллектуальных элит, которые представляет Т. Бремер.

Можно с уверенностью сказать, что если эта разница не будет преодолена, то европейские перспективы Украины окажутся очень туманными, несмотря на все оптимистические заявления политиков. В том «ответе на ответ», который будет проанализирован ниже, Т. Бремер выходит за рамки полемики по поводу экспертизы ГЭСС и говорит о религиозно-политической ситуации в Украине в целом. Это делает высказывания профессора Бремера еще более интересными и важными для понимания сегодняшней ситуации.

Тезис 1: нельзя доказать то, чего нет

Не только В. Еленский, но и украинские власти вообще требуют от УПЦ доказать, что она не входит в состав РПЦ. Они придумывают для УПЦ различные квесты и говорят, что если УПЦ их пройдет, то они, так и быть, поверят. Например, требуют от епископата официальных заявлений о выходе из состава Синода или Архиерейского Собора РПЦ, провозглашения в одностороннем порядке автокефалии и так далее.

Но все это противоречит фундаментальному правилу теории познания как такового: можно доказать то, что есть, но нельзя доказать то, чего нет. Об этом и говорит проф. Бремер: «Несколько раз Вы, равно как и ВРЭ (Выводы религиоведческой экспертизы ГЭСС, – Ред.), констатируете, что невозможно было доказать, что УПЦ не входит в состав РПЦ. Но это никогда не удастся доказать. Эпистемологически (с точки зрения теории познания, – Ред.) невозможно доказать, что чего-то нет, можно только доказать, что есть что-то. Если бы я заявил, что не являюсь немцем, никто бы не мог это доказать. Возможно только доказать, что я немец, из-за положительных доказательств, таких как показ моего немецкого паспорта или другого документа, подтверждающего, что я действительно немец. Подобным образом никто не может доказать, что УПЦ не относится к РПЦ. В УПЦ утверждают, что они не принадлежат. Если кто-то не верит в это или он хочет это проверить, он должен предоставить доказательства того, что УПЦ является частью РПЦ. Однако такие доказательства не были представлены».

Иными словами, В. Еленский и его единомышленники пытаются вести полемику с УПЦ, нарушая фундаментальные принципы познания. Это как спорить с человеком, отвергающим существование физических законов или правил математики. Очень правильно, что УПЦ не втягивается в подобные споры и не идет на поводу у властей, пытаясь пройти назначенные ими квесты.

Далее проф. Бремер говорит о том, что у украинских властей есть все возможности доказать вхождение УПЦ в РПЦ, если бы таковое имело место. Вот что он пишет:

«Я практически не сомневаюсь, что СБУ следит за движениями и коммуникацией иерархов УПЦ. Обмен электронными письмами, телефонный разговор или видеоконференция, где руководство УПЦ получает консультации или приказы от руководства РПЦ, могло бы очевидно прояснить ситуацию. Но никто не смог предоставить такие доказательства».

С этими словами невозможно поспорить. Действительно, если бы что-то подобное было зафиксировано, спецслужбы тут же сделали бы это достоянием гласности. Но поскольку этого нет, им приходится публиковать фото книжечек, журналов и листовок, изданных в России, а то и подбрасывать их во время обысков (как в случае с митрополитом Ионафаном).

Тезис 2: государство не должны интересовать канонические статусы

Канонические вопросы – это компетенция исключительно самих религиозных организаций. Государство должно обеспечить реализацию права на свободу совести всем гражданам, но оно не компетентно в рассмотрении внутрирелигиозных вопросов. Наука религиоведение может исследовать эти вопросы и делать свои научные выводы, но эти выводы не должны выходить за рамки науки и ни в коем случае не становиться основанием для принятия нормативных решений. А основанием для принятия таких решений должны быть юридически зафиксированные права человека, а не выводы отдельных религиоведов.

В качестве аргумента для подтверждения своего тезиса проф. Бремер приводит пример УПЦ КП – организации, которая на протяжении всего своего почти 30-летнего существования находилась вне канонического поля, и тем не менее она существовала в рамках украинского законодательства, и это никем не оспаривалось.

Т. Бремер: «Как я уже упоминал, Киевский патриархат никогда не имел томоса и, таким образом, не соответствовал православному каноническому праву. Но брать это во внимание не являлось и не является делом государства, поэтому бывшая УПЦ КП существовала в соответствии с украинским законодательством».

Как известно, В. Еленский и его единомышленники утверждают, что религиоведческая экспертиза – это просто анализ с точки зрения религиоведения, который не имеет в строгом смысле юридического (нормативного, по терминологии проф. Бремера) значения. Но решения многих государственных органов как раз и основываются на выводах экспертной комиссии ГЭСС. Местные органы власти принимают незаконные решения о запрете УПЦ на своей территории и обосновывают это тем, что ГЭСС в своих Выводах «обнаружила» связь УПЦ с РПЦ. Более того, эти Выводы использовал в своей аргументации Апелляционный суд, который вынес решение о законности переименования УПЦ в РПЦвУ. Таким образом, эти Выводы приобретают нормативное значение, становятся основой для юридически значимых действий, а если быть более точным – для попрания права на свободу совести миллионов украинских граждан.

Тезис 3: нельзя за преступления отдельных лиц карать всю Церковь

Наверное, правильнее было бы взять слово «преступления» в кавычки, поскольку часто вся «вина» иерархов и священников УПЦ, которые подвергаются юридическим преследованиям, заключается в том, что у них обнаруживают книжки с грифом «по благословению патриарха» или журналы типа «русский дом». Но даже если взять единичные случаи, когда действительно тот или иной священнослужитель занимался явно противозаконной деятельностью, то нельзя на этом основании подвергать репрессиям всю Церковь.

Т. Бремер: «Но даже когда против них открываются дела (как в последнее время), обвинения всегда выдвигаются против отдельного лица, равно как осуждаются полицейские, местные руководители или политики, сотрудничавшие с оккупантами. В случае с УПЦ обвиняют именно организацию (как в Вашем письме), тогда как никто не думает об обвинении или запрете полиции, местных властей или политической системы как таковой».

В данном случае проф. Бремер привел аргумент, который часто звучит из уст защитников УПЦ: в госорганах Украины в десятки раз больше коллаборантов и предателей, но никто не ставит вопрос о закрытии этих органов. «Закрыть СБУ, поскольку в Крыму 98% ее сотрудников перешли на сторону врага», – такая постановка вопроса справедливо признается абсурдной, но тем не менее по отношению к УПЦ применяется по полной программе.

Судить Церковь, как и любую организацию, можно на основании официальной позиции, которая озвучивается уполномоченными на то органами управления такой организации.

Т. Бремер: «Позиции и мнения отдельных лиц – это одно, а официальная позиция организации – это другое. И если судить УПЦ, то нужно судить ее официальную позицию. С 24 февраля 2022 г. она называет российскую агрессию именно российской агрессией и подчеркивает суверенитет и территориальную целостность Украины. Это четкая, последовательная позиция высших органов – кстати, в явном противоречии с позицией РПЦ».

Интересно, что проф. Бремер обратил внимание В. Еленского на то, что позиция УПЦ явно противоречит позиции РПЦ. Это лишний раз доказывает, что УПЦ не подчиняется РПЦ, в противном случае это было бы невозможным.

Тезис 4: поляризация украинского общества

Бремер выражает уверенность, что власти доведут дело до конца и запретят УПЦ. «Конечно, я вижу и понимаю, что существует политическое намерение запретить УПЦ или хотя бы существенно уменьшить ее значение. Украинское государство и ответственные институты имеют возможность это сделать, и я не сомневаюсь, что они это сделают. Будет принят закон 8371, будет сделана новая экспертиза и процесс начнется. <…> В конце концов, УПЦ или по крайней мере ее руководящие структуры будут запрещены, и таким образом политическое намерение будет выполнено», – пишет Томас Бремер.

Но ценой этого запрета будет разобщение украинского общества, утрата единства, которое так необходимо сегодня в условиях войны. Причем проф. Бремер замечает, что негативное отношение части общества к УПЦ во многом сформировано искусственно, является следствием целенаправленного разжигания и пропаганды. На кого тогда работают те, кто провоцирует данное разделение?

Т. Бремер: «Я вижу поляризацию общества в ситуации, когда нужно единство. Я знаю многих священнослужителей УПЦ и верующих, которые являются патриотами Украины, которые сейчас существуют в атмосфере преследования и устрашения, царящей сейчас в Украине».

Тезис 5: прощай ЕС, прощай помощь США

Бремер дает понять, что гонения на УПЦ со стороны украинской власти могут сказаться на поддержке Украины из-за рубежа. В качестве примера он приводит инаугурационную речь новоизбранного спикера Палаты представителей США Майкла Джонсона, в которой тот ни словом не упомянул Украину. М. Джонсон, согласно рейтингу политиков США DW-Nominate, относится к крайне правым консерваторам христианского толка.

Т. Бремер называет его политиком, для которого «христианство чрезвычайно важно», и указывает на то, что в США много политиков, которые относятся к Украине довольно настороженно.

«Им будет очень легко воспользоваться аргументом "Почему мы должны поддерживать страну, запрещающую Церкви?", – пишет проф. Бремер и делает очень неутешительный вывод: – Борьба с УПЦ может иметь тяжелые последствия для Украины». От себя добавим: даже в случае достижения цели В. Еленским и иже с ним, из запрета УПЦ Украина не получит никаких выгод или преимуществ. Реальные позитивные моменты для нашей страны от такого запрета не могут сформулировать даже самые закоренелые недруги УПЦ.

Выводы

Не только в США, но и в Европе, куда Украина так стремится, привыкли мыслить совсем иными категориями, чем у нас. С сожалением можно констатировать, что у нас со времен большевиков привыкли руководствоваться не законом и не здравым смыслом, а политической целесообразностью. Если кому-то показалось, что запретить УПЦ целесообразно с точки зрения государственных интересов, то это объявляется законным и правильным, несмотря на Конституцию и права человека. А если копнуть еще дальше в глубь веков, то мы увидим там принцип «чья власть, того и вера», которым руководствуются сегодня в Украине.

Но в Европе этот принцип уже давно стал достоянием истории. Там привыкли соблюдать права человека, ограничивать возможности государства вмешиваться в сферы, в которых оно не может иметь компетенции, и уж тем более не заниматься религиозными гонениями под надуманными предлогами.

Мы стремимся присоединиться к Евросоюзу, но почему-то требуем от своих граждан, чтобы все ходили строем и пели речевки, которые одобрены властью. Пока мы не изживем из себя подобное совковое мышление, наши европейские перспективы будут не просто туманны, а вообще несбыточны. Проф. Бремер не пишет об этом прямо, но именно такой вывод напрашивается из его письма.

P.S. На этом полемика Т. Бремера и В. Еленского заканчивается, вероятно потому, что немецкий богослов уже понял, что его украинский визави просто не способен воспринимать цивилизованную аргументацию. «Я не думаю, что следует продолжать взаимный обмен аргументами», – написал он В. Еленскому.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также