Если завтра война с Турцией: канонические связи ПЦУ

20 Ноября 2023 09:56
1863
Анализ Устава ПЦУ показывает полную ее подчиненность Фанару. Фото: СПЖ Анализ Устава ПЦУ показывает полную ее подчиненность Фанару. Фото: СПЖ

Представим себе, что ГЭСС проверит Устав ПЦУ на предмет связи с агрессором. Что он там найдет? Попробуем ответить, а заодно посмотрим, насколько ПЦУ автокефальна.

Сегодня существует только одно государство-агрессор, это Россия. Но времена меняются, и агрессор может поменяться (или добавиться). Что, если слова президента Турции о возможной «войне Креста и полумесяца» станут реальностью? Что, если Украина, поддержавшая Израиль в конфликте с ХАМАС, и Турция, поддержавшая палестинцев, окажутся по разные стороны баррикад? Что, если Турция, политика которой все больше и больше напоминает политику Османской империи, вспомнит о том, что Крым когда-то принадлежал ей?

Конечно все мы хотим, чтобы новые войны никогда бы не начинались, а уже начатые – закончились, но тем не менее. Очень многим и нападение России на Украину казалось невозможным до 24 февраля 2022 г. В общем, будем надеяться, что все сказанное так и останется просто «фантазиями на тему», но все же представим, какими могли бы быть результаты религиоведческой экспертизы Устава ПЦУ на предмет канонической связи с Турцией и базирующимся в этой стране Константинопольским патриархатом.

У ПЦУ есть три уставных документа, в соответствии с которыми она осуществляет свою деятельность. Это Томос, выданный патриархом Варфоломеем 6 января 2019 г., Устав ПЦУ, принятый так называемым «Поместным объединительным собором» на основе еще не выданного Томоса 15 декабря 2018 г., и Устав (положение) об управлении ПЦУ, принятый Архиерейским собором 27 июля 2023 г. Последний документ принят с целью «более детального урегулирования уставных вопросов жизни ПЦУ», это самый объемный документ, целых 76 страниц, который повторяет и детализирует Устав ПЦУ. Мы его рассматривать не будем, поскольку интересующий нас вопрос о канонической связи ПЦУ с Константинопольским патриархатом раскрывается в основном в Томосе и Уставе ПЦУ от 15.12.2018 г.

Единство (подчинение) с Константинопольским патриархатом

Самый первый пункт Устава ПЦУ звучит так: «Православная Церковь Украины является частью Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви и неотъемлемо единой с Матерью Великой Христовой Церковью в Константинополе и через нее со всеми другими Православными Автокефальными Церквями».

Как видим, тут присутствует та же конструкция, что и в Грамоте Патриарха Алексия II, которая была выдана тогдашнему митрополиту Киевскому Филарету в 1990 г. и которая свидетельствовала об образовании Украинской Православной Церкви в статусе автономии. В той Грамоте это звучало так: «Украинская Православная Церковь, соединенная через нашу Русскую Православную Церковь с Единой Святой Соборной и Апостольской Церковью, без соборного решения всей Православной Кафолической Полноты да не изменяет у себя ничего, что касается догматов веры и святых канонов».

Конструкция эта очень странная и неизвестная каноническому праву. Более подробно об этом в статье «Страсти по Грамоте Патриарха Алексия II». Не будем повторять приведенные там рассуждения на этот счет, однако

по прочтении Грамоты УПЦ и Устава ПЦУ не может не возникнуть вопрос – почему в случае с УПЦ эта конструкция «соединения через» свидетельствует об автономии, а в случае с ПЦУ – об автокефалии?

Очевидно, что автокефальная, в полном смысле этого слова, Церковь не может быть соединена со всем Православием через какую-то иную Церковь. То есть уже первый пункт Устава ПЦУ выдает нам, что ПЦУ, несмотря на титул «автокефальная», подчинена Константинопольскому патриархату.

Верховенство Томоса

Второй пункт «общих положений» Устава ПЦУ называет ее «автокефальной» и формулируется так: «Православная Церковь Украины является автокефальной, согласно с предоставленным ей кенотично (через самопожертвование) этим статусом, от мученического священного каноничного тела Константинопольской Матери-Церкви, то есть Святейшего Апостольского Вселенского Престола, и руководствуется, как и подобает, Святым Письмом, Священным Преданием, божественными и священными канонами и освященной практикой Церкви, руководствуется в соответствии с Патриаршим и Синодальным Томосом, которым был предоставлен ей автокефальный статус 6 января 2023 г., а также в деталях – Уставом, который соответствует им».

В этом пункте Устава чувствуется авторство Константинопольских архиереев, под руководством которых и проходил так называемый «Объединительный Собор» 15.12.2018 г. То есть Фанар с болью (кенотично) оторвал от себя Украинскую церковь, которую приобрел всего месяц назад, 11 ноября 2018 г., когда решил аннулировать передачу Киевской Митрополии в юрисдикцию Московского патриархата в 1686 г. И надо понимать, что Фанар «мучился», предоставляя ПЦУ «автокефалию», потому что именно так написано в Уставе. Далее идет перечисление громких титулов Фанара, среди которых – «Вселенский». Это самоназвание Константинопольского патриархата, призванное внушить обывателям, что власть этого патриархата распространяется якобы на всю вселенную. Однако это не так. Константинопольский патриарх в сакральном отношении является точно таким же, как и любой епископ, а в отношении административном – таким же, как и предстоятель любой другой Поместной Церкви.

Также следует отметить, что Устав отдает предпочтение Томосу, когда говорит о возможных разногласиях касательно статуса и управления ПЦУ. Если сравнивать это с Грамотой Патриарха Алексия II и Уставом УПЦ, то в Уставе последней не сказано, что Грамота имеет верховенство. Да этого и не может быть, поскольку в Грамоте ничего не говорится об управлении УПЦ, сказано просто, что она есть самостоятельна и независима. В то время как Томос достаточно детально регламентирует способ и методы управления ПЦУ, и на этой почве действительно могут возникнуть разногласия. Например,

Фанар запросто может при желании заявить, что все решения как Поместного, так и Архиерейского соборов ПЦУ недействительны, на том основании, что эти органы управления просто не предусмотрены Томосом.

Там сказано лишь о Митрополите Киевском и Синоде при нем.

В третьем пункте «общих положений» Устава говорится, что вопросы, которые им не предусмотрены, рассматриваются «смешанной Комиссией, назначенной Вселенским Патриархатом». Собственно, это отсылка к формулировке Томоса, где сказано, что «для решения значительных вопросов церковного, догматического и канонического характера следует Блаженнейшему митрополиту Киевскому и всея Украины, от имени Священного Синода своей Церкви обращаться к нашему Святейшему и Вселенскому Патриаршему Престолу».

Но тем не менее

вы можете себе представить, чтобы в полностью независимой Церкви вопросы, не предусмотренные ее Уставом, рассматривались бы комиссией, назначенной другой Церковью? 

К положениям Томоса отсылает нас и пункт 4 «общих положений», где сказано, что членами ПЦУ могут быть лишь православные, проживающие в Украине. А за ее пределами «православные христиане украинского происхождение в православной диаспоре отныне имеют окормление епархиальными архиереями Вселенского Патриархата».

Напомним формулировку Томоса: «Святейшая Церковь Украины… не может ставить епископов или учреждать приходы за пределами государства; уже существующие отныне подчиняются, согласно порядку, Вселенскому Престолу, который имеет канонические полномочия в Диаспоре, потому что юрисдикция этой Церкви ограничивается территорией Украинского Государства».

Несколько унизительно, как для «автокефальной независимой Церкви», нет такого ощущения?

Следующее подтверждение зависимости ПЦУ от Константинопольского патриархата содержится в разделе, который описывает полномочия Архиерейского собора ПЦУ. В первом пункте сказано, что Архиерейский собор: «…должен заботиться о единстве со Вселенским патриархатом и другими Православными Автокефальными Церквями».

Важные вопросы

В Томосе сказано, что ПЦУ обязана по всем важным вопросам обращаться на Фанар, т. е. она не может решать их самостоятельно. При этом надо понимать, что какой конкретно вопрос отнести к категории «важных» будет решать не ПЦУ, а Константинопольский патриархат.

И если Фанар захочет, то может отменить любое решение ПЦУ, назвав вопрос «важным». И это будет сделано в полном соответствии с Уставом ПЦУ, отдавшим верховенство Томосу.

Также в другом пункте Устава ПЦУ сказано, что любые изменения в нем возможны «исключительно в духе Томоса».

А в третьем пункте полномочий Архиерейского собора раскрывается эта обязанность ПЦУ обращаться за разрешением важных вопросов на Фанар. Формулируется это так: «По самым важным вопросам, которые требуют совместных обсуждений и действий, ради лучшей поддержки Православной Церкви, Священный Архиерейский Собор в Украине обращается к Вселенскому Патриарху, который охотно предоставляет содействие и объявляет нужное решение Священному Архиерейскому Собору Церкви Украины». Т. е. буквально сказано о том, что ПЦУ не консультируется с Фанаром и не спрашивает его мнения, которое может потом учитывать или не учитывать. Сказано, что Константинопольский патриарх объявляет свое, уже принятое, решение ПЦУ.

Ставропигии

Четвертый пункт полномочий Архиерейского собора касается ставропигий Вселенского патриарха в Украине: «Решение вопросов касательно составления и утверждения внутренних правил Патриарших ставропигий принадлежит исключительно Вселенскому Патриарху и только ему».

Существует довольно распространенная практика, когда одна Церковь на территории другой имеет приходы и даже монастыри и, соответственно, управляет ими по своему усмотрению. Но такие структуры называются «подворья», и они не могут открываться и существовать без согласия той Поместной Церкви, на территории которой они расположены. Здесь же мы имеем дело со ставропигиями, то есть структурами, которые предстоятель изымает из сферы управления местного архиерея и подчиняет непосредственно себе. Их существование является подтверждением того, что Константинопольский патриарх на самом деле является главой ПЦУ и имеет право управлять своими ставропигиями на территории Украины.

Сегодня ставропигия Фанара пока только одна – это Андреевская церковь в Киеве, однако, по сообщениям СМИ, согласно договоренностям, достигнутым в 2018 г. между патриархом Варфоломеем и тогдашним президентом Украины П. Порошенко, Фанару должны быть переданы примерно 20 самых исторически значимых монастырей и храмов Украины.

Миро и канонизация святых

Соответствующий пункт полномочий Архиерейского собора ПЦУ звучит так: «Заботится о получении святого Мира от Материнской Константинопольской Церкви. Кроме того, он канонизирует святых для Православной Церкви Украины и готовит предложения о введении новых святых в общецерковный месяцеслов и выносит их на суждение и утверждение Великой Христовой Церкви в соответствии с действующей многовековой традицией Восточной Православной Церкви».

«Великая Христова Церковь» – это еще одно самоназвание Константинопольского патриархата, призванное подчеркнуть его вселенскость и единственность, а если читать буквально, то подмену собой всей Христовой Церкви.

Получение мира из другой Церкви не считается обязательным признаком подчиненности, но самостоятельное мироварение свидетельствует о подлинной независимости, исходя из чисто практических соображений. Как известно, через помазание мира на новокрещаемых сходит Святой Дух. Раньше это происходило через возложение рук апостолов, а затем епископов, но очень скоро было заменено ныне существующей практикой. А теперь давайте представим, что «Матерь-Церковь» миро не дает. Что происходит дальше? Через некоторое время запасы уже полученного мира иссякают, а заменить нечем, следовательно прекращается совершение таинства Крещения. Вот такой вот интердикт из практики средневековья.

Похожая ситуация и с канонизацией. Каждая Поместная Церковь утверждает почитание святых самостоятельно. Нет такого порядка, что почитание святых, канонизированных Фанаром, становится обязательным для всех. Обязательство ПЦУ следовать за Фанаром в этом отношении также косвенно указывает на зависимость от него.

Право апелляции

Соответствующий раздел Устава ПЦУ так и называется: «Апелляция (Ἔκκλητον)»: «Священнослужитель любого сана, окончательно осужденный своими церковными властями к любому наказанию, может использовать право апелляции к Вселенскому патриарху, в соответствии со священными канонами (9 и 17 Четвертого Вселенского Собора) и многовековой практикой Церкви».

Положение Устава ПЦУ об апелляции уже не косвенно, а прямо свидетельствует о ее подчиненности Константинопольскому патриархату.

Если мы прочитаем указанные в этом пункте правила Четвертого Вселенского Собора, то увидим, что они действительно указывают на Константинопольского патриарха как на последнюю апелляционную инстанцию. Однако все толкователи этих правил, в особенности древние, указывают, что это распространяется только на Поместную Константинопольскую Церковь и ни на какие другие.

Вот, например, толкование Зонары (XII век): «Но не над всеми без исключения митрополитами константинопольский патриарх поставляется судьею, а только над подчиненными ему. Ибо он не может привлечь к своему суду митрополитов Сирии, или Палестины и Финикии, или Египта против их воли; но митрополиты Сирии подлежат суду антиохийского патриарха, а палестинские – суду патриарха иерусалимского, а египетские должны судиться у патриарха александрийского, от которых они принимают и хиротонию и которым именно и подчинены».

А вообще эти правила Четвертого Вселенского Собора направлены на то, чтобы клирики не судились между собой в светских судах, а не на утверждение власти Константинопольского патриарха. Для этого они и указывают на существующую в Поместной Церкви систему судопроизводства.

17-е Правило также устанавливает 30-летний период, после которого изменения границ епархий становятся незыблемыми, что исключает возможность оспаривания. Если применять к этому Правилу юридический метод аналогии, то оно запрещает Константинопольскому патриархату требовать возврата Киевской Митрополии после 300-летнего пребывания в составе Московского патриархата, а значит указывает и на незаконность создания ПЦУ и вообще всей этой затеи.

Итоги

Суммируя вышеизложенное, можно констатировать, что на подчиненность ПЦУ Константинопольскому патриархату указывают следующие моменты:

  • ПЦУ связана с Православием через Константинопольский патриархат;
  • Томос Константинопольского патриархата имеет верховенство над Уставом ПЦУ;
  • Вопросы, не предусмотренные Уставом ПЦУ, решает Комиссия, назначенная Фанаром;
  • ПЦУ имеет право окормлять украинцев только внутри страны. За ее пределами их «забирает» себе Фанар;
  • ПЦУ обязана обращаться на Фанар за решением важных вопросов, причем эти решения Фанар принимает самостоятельно и объявляет ПЦУ уже готовые;
  • Фанар имеет на территории Украины свои ставропигии;
  • ПЦУ получает святое миро от Константинопольского патриархата;
  • Константинопольский патриарх является последней судебной инстанцией для ПЦУ, а значит может отменить любое ее решение касательно любых клириков.

Таким образом вывод религиоведческой экспертизы Устава ПЦУ может быть следующим: ПЦУ имеет не просто «канонические связи» с Константинопольским патриархатом, а прямо подчинена ему. И это только на основе текста Устава ПЦУ. Если же рассматривать еще и Томос от 06.01.2019 г., то там об этом говорится еще более определенно. Также нельзя ПЦУ называть в полном смысле автокефальной, учитывая все вышеназванные ограничения ее деятельности.

Конечно, в случае войны с Турцией мы не можем всерьез говорить, что эта очевидная подчиненность ПЦУ Фанару может как-то влиять на нацбезопасность Украины. Но точно так же мы не можем всерьез говорить, что подрывают эту безопасность формулировки Грамоты УПЦ Патриарха Алексия. И государству нужно или полностью запретить малейшие упоминания о связях украинских конфессий с любыми зарубежными центрами, или вспомнить о Конституции и прекратить репрессии против собственных граждан.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также