Экспертиза Венецианской комиссии по закону об УПЦ не будет в пользу власти

29 Ноября 2023 11:21
1948
Заседание Венецианской комиссии. Фото: сайт комиссии Заседание Венецианской комиссии. Фото: сайт комиссии

Правозащитник подробно рассказал, что означает обращение в Венецианскую комиссию относительно закона о запрете УПЦ, и какое решение она может принять.

В конце ноября стало известно, что группа из более чем полусотни народных депутатов написала обращение к спикеру Парламента Руслану Стефанчуку с просьбой отослать текст принятого в первом чтении законопроекта 8371 (который все прямым текстом называют законом «о запрете УПЦ») в Венецианскую комиссию на экспертизу.

Депутаты хотят выяснить – соответствует ли этот законопроект конституционному и международному праву, европейским стандартам и ценностям.

Что означает это обращение? Блокирует ли оно дальнейшее рассмотрение законопроекта? Каков может быть результат экспертизы?

СПЖ взял комментарий у Олега Денисова, главы правозащитной организации с консультативным статусом при ЭКОСОС ООН «Public Advocacy».

Экспертиза Венецианской комиссии по закону об УПЦ не будет в пользу власти фото 1

– Что Вы можете сказать о том, что ряд парламентариев добиваются рассмотрения законопроекта о запрете УПЦ Венецианской комиссией? Обязан ли Стефанчук выполнить требования нардепов, указанные в обращении и отослать законопроект на экспертизу?

– Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская комиссия) является авторитетным международным органом, созданным государствами-членами Совета Европы для оказания правовой помощи государствам в формировании конституционного и законодательного поля, соответствующего европейским стандартам. В состав комиссии включаются авторитетные специалисты в области права, которые имеют высокую квалификацию и достаточные гарантии независимости своей работы.

Поэтому, конечно, отправка закона о запрете УПЦ на экспертизу в этот орган была бы позитивным шагом. С правовой точки зрения запрет религиозной конфессии невозможен в принципе. Это понимают и в ООН, и в структурах Евросоюза, и вообще на любом квалифицированном правовом уровне.

Нужно понимать, что инициировать проведение экспертизы или каких-либо иных действий в Венецианской комиссии может довольно ограниченный круг лиц, к которым относятся представители высших органы государственной власти, относится и глава парламента. Однако не только глава парламента может поставить на рассмотрение комиссии вопрос о соответствии нормам международного права законопроекта 8371. На практике в разных странах есть случаи обращения Венецианскую комиссию заместителей глав парламента, премьер-министра, министра юстиции, а также со стороны института Уполномоченного по правам человека.

– То есть в случае отказа Стефанчука обращаться в комиссию есть и другие варианты?

– Да. Украинские парламентарии могут обращаться и к другим представителям государства для подачи такого заявления. Нет никакого специального закона или нормы права, которая обязывала бы главу парламента или иного чиновника передавать законопроект для международной экспертизы. Это связано прежде всего с тем, что обращение конкретного представителя государства в международный орган является его правом, а не обязанностью. Такие действия остаются в рамках политической или частной инициативы, которая, кстати, может быть реализована и через должностных лиц и органы Совета Европы, в том числе такие как ПАСЕ.

Поэтому парламентариям, если они действительно обеспокоены законопроектом «о запрете УПЦ», следует расширить круг своих контактов и разослать соответствующие обращения и к другим лицам, которые имеют право обращаться в Венецианскую комиссию. В случае отказа главы парламента Украины в таком обращении – следует искать альтернативы.

– Может ли Стефанчук отложить это решение в «долгий ящик»?

– Так как само обращение носит политический характер, то глава парламента должен будет объяснить свой отказ обращаться в Венецианскую комиссию. При этом, на мой взгляд, такой отказ будет показателем неуверенности главы парламента в качестве законопроекта о запрете УПЦ. По сути это равносильно признанию того факта, что предлагаемый законопроект нарушает права человека, иначе не было бы никакой проблемы получить позитивное заключение Венецианской комиссии по этому вопросу. То есть, отказав парламентариям-инициаторам обращения в реализации их идеи проверить законопроект на предмет его соответствия нормам международного права, глава парламента Украины распишется в том, что он понимает деструктивный неправовой характер этого законопроекта и прикрывает его от оценки международным сообществом.

– Означает ли, что законопроект о запрете УПЦ теперь фактически заблокирован в Раде и дальнейшее его рассмотрение невозможно без реакции Венецианской комиссии?

– Любая страна юридически суверенна в своих решениях. Обращение в Венецианскую комиссию не блокирует рассмотрение закона парламентом и не приостанавливает возможное голосование по нему. Таким образом, формально закон о запрете УПЦ может быть принят в любое время, несмотря на наличие или отсутствие таких обращений. Другой вопрос, что на международном уровне уже существует довольно мощная дискуссия по проблематике УПЦ как на уровне ООН, так и на уровне предвыборной парламентской гонки в США. Таким образом, закон о запрете в случае, если за него проголосуют сейчас – неизбежно вызовет обоснованную критику как на международных площадках, так и в ходе различных политических процессов.

Кроме того, и без Венецианской комиссии Украина уже получила достаточно намеков высокого дипломатического и международного уровня, что нельзя принимать закон о запрете УПЦ, что нужно пересматривать свое отношение к Украинской Православной Церкви.

– Какого решения Венецианской комиссии стоит ожидать, учитывая имеющийся у нее опыт работы с украинскими законопроектами?

– Совершенно очевидно, что Венецианская комиссия подвергнет критике закон о запрете УПЦ, поскольку он нарушает базовые принципы прав человека и защиты религиозной свободы. Более того, по моему убеждению, законопроект «о запрете УПЦ» вообще фактически ставит Украину в один ряд с тоталитарными режимами, которые существовали в истории.

– Как вы оцените текст обращения нардепов к Стефанчуку? Можно ли допустить, что результаты экспертизы все же не будут в пользу УПЦ? Что тогда?

– Я считаю, что такой результат просто невозможен. По крайней мере, если говорить о той редакции законопроекта, который существует на данный момент. Потому что есть принципиальные нормы права: основополагающие, доктринальные. И они заключаются в том, что религиозную конфессию нельзя запретить за ее организационное или каноническое подчинение, это в принципе невозможно.

Существует общепризнанный элемент индивидуальной ответственности. Он означает, что юридическое лицо может быть запрещено только в том случае, если конкретно это лицо осуществляет противоправную деятельность. Существует и другая возможность, когда запрещаются юридические лица, которые декларируют принадлежность к организации, осуществляющей экстремистскую деятельность.

Но к Украинской Православной Церкви не применим ни первый, ни второй критерий. Это давно существующая и признанная во всем мире православная организация с древними канонами и христианской верой, к ней не может быть никаких юридических претензий.

Еще раз хочу подчеркнуть, что к юридической ответственности могут привлекаться только конкретные физические лица, виновные в совершении того или иного правонарушения, в рамках соответствующих судебных процедур, предоставляющих гарантии для защиты и соблюдающих принцип презумпции невиновности.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также