Диалог под звуки болгарки: кого представляют «переговорщики» УПЦ с ПЦУ

09 Декабря 2023 16:24
2934
Стоит ли представителям УПЦ проводить встречи с ПЦУ, пока там захватывают наши храмы? Фото: СПЖ Стоит ли представителям УПЦ проводить встречи с ПЦУ, пока там захватывают наши храмы? Фото: СПЖ

На фоне сообщений о насилии и захватах мы то и дело слышим о каких-то конференциях, где с членами ПЦУ что-то обсуждают представители УПЦ. Кто они и какая у них функция?

В последнее время прошел целый ряд мероприятий, в которых участвовали представители УПЦ и ПЦУ. Обсуждались на них самые разные темы – от реабилитации жертв войны России против Украины до предотвращения церковных конфликтов. Вопрос в том, что на этих мероприятиях делали представители УПЦ? А вернее, кого и что именно они там представляли? Давайте разбираться.

Встречи

Для начала, назовем только несколько мероприятий и коротко расскажем о том, что там происходило. Итак.

20 октября 2023 года так называемый «Центр святого Кирилла Лукариса» организовал в Киеве «Молодежную православную школу диалога», собравшую более двадцати «молодых православных христиан» из ПЦУ и УПЦ. По словам директора «Центра» Андрея Смирнова, цель проекта – «способствовать предотвращению церковных конфликтов и примирению, развитию культуры общения и сотрудничеству православных верующих путем проведения трехдневного семинара для молодежных лидеров ПЦУ и УПЦ». На этом семинаре выступил проректор Киевской духовной академии и семинарии УПЦ Владимир Бурега с лекцией по теме «Мировое православие сегодня: вызовы и перспективы».

23 ноября в Вараше прошел семинар «Роль общественных и религиозных организаций в социально-психологической реабилитации жертв войны». В этом семинаре участвовали несколько священников УПЦ из Волынской епархии, а также те, кто совсем недавно ушел в ПЦУ – как, например, священник Александр Колб, которого месяцем ранее запретили в служении за участие в литургии с экзархом Фанара и клириком ПЦУ.

В начале декабря в Кракове прошел семинар «Voices of moderation». Как сообщил один из его участников, выпускник КДА Богдан Мостовой, на семинаре «поделились нашими мнениями по преодолению раскола в украинском православии», а «представители УПЦ и ПЦУ были единодушны в большинстве вопросов, что «дает надежду». Вместе с Мостовым в краковском мероприятии принял участие сотрудник ОВЦС УПЦ Руслан Бортник.

Диалог

Казалось бы, ну провели совместные мероприятия и провели. Более того, многие из УПЦ, которые относят себя к «адекватным» православным христианам, даже скажут, что такие встречи – это замечательно, что «мы пытаемся выстроить диалог с нашими оппонентами». Что тут плохого?

И в диалоге действительно ничего плохого нет. Только вот в случае, если обе стороны стремятся к этому самому диалогу. А на данный момент 99% членов ПЦУ во главе с Думенко по факту объявили войну нашей Церкви. Войну, в которой уже нет правил, которая ведется с небывалой жестокостью и цинизмом. Нет смысла напоминать о Черкассах, Львове, Белой Церкви или Ивано-Франковске, потому что все и так все знают. А вот напомнить, что нам говорит Собор в Феофании, очень даже надо.

Так вот, в соборных решениях четко сказано, что наша Церковь «не теряет надежды на возобновление диалога». Но для того, чтобы диалог состоялся, представителям ПЦУ необходимо «прекратить захват храмов и принудительные переводы приходов Украинской Православной Церкви». То есть без выполнения этого условия, без прекращения физического насилия по отношению к Церкви никакого диалога быть просто не может.

Также нашим братьям из УПЦ, которые ищут диалога с врагами Церкви из ПЦУ, хотелось бы напомнить о позиции покойного Патриарха Алексия, который отказался встречаться с папой римским из-за разгрома униатами трех епархий УПЦ на Западе Украины. Тогда он поставил условие для папы – осудить греко-католический прозелитизм. Папа отказался, а Патриарх отменил встречу. Почему? Потому что понимал, что его встреча с римским понтификом в условиях, когда униаты уничтожали Православие, будет воспринято как предательство, как плевок в лицо тем православным, которые, защищая свои храмы, пострадали от бандитов из УГКЦ.

И по нашему мнению, именно так сегодня выглядят все эти встречи с представителями ПЦУ. Как плевок в лицо священнику в Черкассах, которому «верующие» ПЦУ сломали челюсть, или клирику, которому в Ивано-Франковске брызнули в лицо нервно-паралитическим газом.

Предательство

В этом смысле особо остро встает вопрос о том, от чьего имени действовали Бортник, Бурега, Мостовой и другие? Кого они представляли? Всю УПЦ? А у верующих, у простых людей они спросили? К примеру, у тех сотен общин, которых «братья» ПЦУ выгнали из храмов? Ведь этих богословов никто не уполномочивал вести переговоры с людьми, которые даже не думают выполнять условия Собора в Феофании.

Тогда, может, они представляли ОВЦС? Возможно. Потому что, например, за границу тот же Бортник едва ли поехал за свои личные сбережения, к тому же – в условиях войны. А значит, деньги на поездку ему выделили, и он ехал от имени, как минимум, Отдела внешних церковных связей. Тогда, может, руководство отдела объяснит людям, что происходит? Пусть скажут, что так, мол, и так, ведем переговоры, ищем, так сказать, точки соприкосновения. Тогда мы поймем, что сломанная челюсть в Черкассах – это именно такая точка. Обретенная, так сказать.

Тот же вопрос хочется задать руководству Волынской епархии УПЦ. Священники, которые присутствовали на семинаре вместе с представителями ПЦУ и предателями Церкви, были уполномочены вами? Если да, то можете ли вы сказать, что конкретно в вашей Волынской епархии прекратились захваты храмов? Нет. Не можете. Потому что не прекратились. И даже у одного из участников того самого семинара, игумена Нифонта, представители ПЦУ пытались забрать храм.

Конечно, есть вероятность, что именно эти члены ПЦУ – настоящие христиане, которые глубоко осуждают то насилие, которое мы глобально наблюдаем в структуре Думенко. Но проблема в том, что по результатам таких встреч мы ни разу не видели каких-то заявлений, которые бы осуждали обман при «переходах» и силовые захваты. Не видели обращения к руководству ПЦУ с призывами остановить этот беспредел.

Но тогда в чем смысл подобных встреч? Оставить все это «за скобками»? Сделать вид, что ничего не происходит? Заявить, что мы с ПЦУ «за все хорошее против всего плохого»? Как это выглядит по отношению к тем общинам, которые вынуждены сейчас молиться где-нибудь в тесной хате, а то и просто на улице, под навесом?

В любом случае, все происходящее – ненормально. И не надо сейчас вешать на нас ярлык, что мы «промосковские» и не хотим диалога. Хотим. И даже больше, чем все те, кто пьет кофе на встречах с одними ПЦУшниками, пока другие захватывают наши храмы. Но мы хотим, чтобы этот диалог происходил с уважением к решениям Собора собственной Церкви и соблюдением элементарных норм порядочности.

Именно этого требует и соборный разум нашей Церкви: пока члены ПЦУ не прекратят насиловать Церковь – с ними не может быть диалога, а любая попытка его будет восприниматься как предательство.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также