Моя борьба: «лжесобор» и агафангелгейт

20 Декабря 2023 12:35
3339
Богослов Георгий Максимов ведет свою борьбу против «неправильной» УПЦ. Фото: СПЖ Богослов Георгий Максимов ведет свою борьбу против «неправильной» УПЦ. Фото: СПЖ

Российский богослов продолжает разжигать конфликт против «неправильного» архиерея УПЦ. Анализируем, настолько его борьба соответствует христианским принципам.

Статья СПЖ об эфире экс-клирика УПЦ о. Дмитрия Матиенко и богослова РПЦ о. Георгия Максимова, где разбирались их обвинения в адрес священноначалия Одесской епархии, вызвала очень болезненную реакцию в Москве. Священник Андрей Новиков назвал сотрудников СПЖ «агентами СБУ», Георгий Максимов и аффилированные с ним телеграм-каналы подвергли издание и автора статьи жесткой критике на грани (а часто и за гранью) фола.

И поскольку все попытки ответить о. Георгию в Telegram были с его стороны заблокированы, мы решили сделать еще одну публикацию на данную тему. И это вовсе не попытка устроить с о. Георгием публичные «выяснения отношений». Не будем мы поддерживать и «гопнический» стиль оскорблений и унижения оппонента, который избрал для своих публикаций богослов РПЦ. На наш взгляд, во всей этой ситуации с призывами к украинским священникам поминать Патриарха «любой ценой» (в том числе и ценой инициирования скандалов) есть очень серьезная проблема, и стоит ее рассмотреть подробно.

Для начала кратко разберем те обвинения во лжи, которые о. Георгий предъявил СПЖ в своем телеграм-канале.

«Помойка СПЖ солгала в том, что:

1. Якобы о. Димитрий стал капелланом по своей воле, а не по указу м. Агафангела.
2. Якобы он был капелланом до 2022 года.
3. Якобы он ездил в качестве капеллана на Донбасс.
4. Якобы ходил по дому в форме и с шевронами», – написал богослов и добавил, что ждет от СПЖ извинений за «клевету».

  1. О. Георгий публикует Указ о благословении на капелланское служение в воинскую часть 1620 от 30 марта 2017 года как доказательство того, что Матиенко послали на это служение в принудительной форме. И возможно, подобная практика есть в РФ, но не в Украине. Ни в одной епархии УПЦ архиереи капелланов принудительно не назначают просто потому, что это бессмысленно – их не пускают в части как «московских попов». В 2017 году стать капелланом можно было лишь благодаря личным контактам с командирами. То есть священник договаривается с военными, а затем уже подает прошение своему архиерею. Именно так было и с Матиенко. То, что он сам добровольно попросился окормлять бойцов АТО, подтверждает и протоиерей Илья Манита, который был наставником о. Дмитрия.
  2. Указ бессрочный, следовательно он действовал, пока о. Дмитрия не запретили в служении, а именно – по 31 декабря 2022 года.
  3. О. Дмитрий Матиенко действительно ездил на Донбасс. Так по крайней мере утверждает капеллан Одесской епархии о. Илья Манита, который был с ним в АТО.
  4. Подтверждают в епархии и то, что Матиенко ходил по Одессе в камуфляже и берцах. И настолько увлеченно, что его просили носить форму реже.

И дело тут не в том, что о. Георгий явно не владеет ситуацией, в чем-то его мог ввести в заблуждение и о. Дмитрий Матиенко. Проблема в крайне агрессивном тоне, который о. Георгий избрал для «обличения».

Этот священник широко известен и в РПЦ, и за ее пределами. У его ютуб-канала более 100 тыс. подписчиков, популярен и его канал в Telegram. И зрителей, и читателей он всегда привлекал исключительно корректным изложением своих мыслей, даже в отношении откровенных врагов Церкви.

Почему же сразу в 8 (!) публикациях на «одесскую» тему богослов называет СПЖ и еще один ресурс, «Расколам. нет», не иначе как «лжецами», «помойкой», «раскольнической помойкой» и т. д.? Новости и статьи СПЖ много лет публиковали у себя все крупнейшие церковные СМИ Русской Церкви, включая сайт Московской Патриархии. Мы все знаем выражение: скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Неужели все эти ресурсы тоже «раскольники», «лгуны» и «помойки»?

Впрочем, давайте вернемся к разговору о. Георгия с о. Дмитрием Матиенко. Мы уже недоумевали, зачем было спустя год после конфликта и эмиграции организовывать этот скандальный эфир. В отношении о. Дмитрия можно предположить, что он с определенными целями привлекал к себе внимание, пытаясь сформировать из себя образ священника-героя, пострадавшего за истину. Но зачем эфир был нужен о. Георгию и почему после него последовала такая болезненная реакция на вполне корректную статью?

Ответ стоит искать в одной фразе Матиенко, где он говорит, что многие священники и верующие в Украине благодарны о. Георгию за его «первые репортажи», в которых богослов назвал УПЦ после Собора в Феофании «расколом». За это Матиенко сравнивает о. Георгия со Христом: «И вот, как говорится в Евангелии, пошлю вам Утешителя, который разложит все по полкам» (в оригинале – «умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек» (Ин. 14:16)).

Если оглянуться назад, мы видим следующую ситуацию.

1.     О. Георгий своими видео убеждает зрителей, что УПЦ после Собора в Феофании стала раскольнической структурой, поскольку на приходах там не поминают Патриарха Кирилла. И потому, как он уверяет, причащаются там «во осуждение».

2.     О. Дмитрий настолько близко принял слова о. Георгия, что, когда в его храме не помянули Патриарха, он остановил службу, а всех, кто продолжал молиться на «непоминающей» литургии, выгнал из храма (за что его и запретили).

3.     Теперь о. Георгий с о. Дмитрием убеждают всех священников в Украине, «которые понимают, что это (УПЦ, – Ред.) – раскол», последовать примеру Матиенко. Аргументация простая и логичная – сняли запрет с Матиенко, снимут и с вас.

4.     Тех, кто такую позицию публично критикует, о. Георгий Максимов «обличает» последними словами.

Если посмотреть на ситуацию со стороны, то возникает впечатление, что о. Георгий стал лидером некоей группы, на которую он транслирует свои идеи и ждет их реализации. «Первой ласточкой» стал о. Дмитрий Матиенко.

Но давайте зададим себе несколько простых вопросов.

Вопрос первый: чего добился о. Дмитрий, последовавший призывам Максимова? Он инициировал скандал, убедил свою паству «вынести» храм, но затем ее оставил и уехал в другую страну, откуда выливает тонны грязи на своего архиерея. И судьба у Матиенко сложилась благополучно – его поддержал Максимов и помог ему выехать на сказочный остров Маврикий. А ведь есть и совсем другие примеры, где украинские священники, поверив о. Георгию и не желая находиться «в расколе», уезжали в РФ, но оказывались брошенными на произвол судьбы. Все они «в благодарность» рассчитывали в РПЦ на определенный статус и достойные приходы, однако далеко не всегда складывалось так, как они ожидали.

Кто-то оказывался в очень дальних краях, например в Соликамкой епархии, А некоторые, помыкавшись на чужбине, возвращались домой, но места там уже не было. Например, священник Одесской епархии Олег М. после таких вот путешествий в поисках нового места ничего найти не смог, но подорвал здоровье. И хотя он вернулся в Одессу, служить он уже не может.

Вопрос второй: а ради чего это все? Ради бегства от раскола? Максимов и Матиенко прямым текстом называют УПЦ «раскольнической», ее Собор – «лжесобором». Но давайте взглянем на церковный календарь РПЦ – 2024, в котором архиереи УПЦ включены в состав епископата Русской Церкви. И мы сейчас не говорим, как оценивают этот поступок в УПЦ, давайте просто логически подумаем – если в Патриархии так поступают, считают ли они этих архиереев раскольниками?

Если в решениях Синодов РПЦ ссылаются на решения Собора в Феофании, можно ли назвать его «лжесобором»?

И нужно ли вообще противопоставлять свое мнение мнению священноначалия? Почему Патриарх Кирилл считает, что в храмах УПЦ причащаться можно, а о. Георгий говорит, что нельзя? Почему после Собора митрополит Иларион заявил, что «своими решениями УПЦ засвидетельствовала о своем полном самоуправлении», а Максимов уверенно говорит о расколе? 

Вопрос третий: христианин должен стремиться к миру или вражде?

Сегодня в Украине – война. Отношения между двумя народами, в том числе и членами Церкви, натянуты как струна. И вот на этом фоне о. Георгий Максимов выпускает в эфир программу, которая очевидно разжигает страсти, а после нее начинает «бомбить» публикациями с оскорблениями «врагов». Более того, к каждой из них он добавляет тег «Агафангелгейт». Но что это вообще за слово?

Википедия говорит нам, что суффикс -гейт (англ. -gate) используется в прессе для названия публичных политических скандалов по аналогии с Уотергейтским скандалом, например, Ирангейт, Моникагейт, Кучмагейт, Казахгейт и т. д.

Инициаторы всех этих скандалов добивались определенных целей: в Моникагейте – дискредитации и ухода президента США Билла Клинтона, в Кучмагейте – ухода Кучмы. Получается, приравнивая свою деятельность к этим технологиям, богослов Церкви ставит свою борьбу с одесским архиереем на уровень политических битв и последовательно раздувает «войну» против митрополита Агафангела.

Более того, в дружественных Максимову «православных» тг-каналах под этим же тегом массово публикуются настолько гнусные мерзости о митрополите, что их вообще невозможно читать.

И богослов может искренне считать, что в этой «войне» им движут благородные мотивы. Но давайте вспомним, что любое самое «праведное» свое действие нам стоит проверять словами Священного Писания.

Более того, у нас для этого есть самая настоящая инструкция, с которой знаком каждый христианин.

«Дела плоти известны; они суть: … вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия … и тому подобное... Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание», – говорит апостол Павел.

Давайте подумаем, какой части этой цитаты соответствуют оскорбления, скандалы, откровенная и последовательная травля канонического архиерея со стороны о. Георгия? А по большому счету – и его масштабная деятельность против «раскольнической УПЦ»? Деятельность, которая даже входит в противоречие с официальной позицией РПЦ. Приведет ли она к единению христиан или наоборот – усугублению вражды, возникновению новых точек конфликта?

Уместно тут вспомнить и другие знаменитые слова апостола Павла: «Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто».

Мы не знаем, имеет ли дар пророчества о. Георгий, но он, безусловно, очень образованный и грамотный богослов. Но есть ли любовь во всей его «украинской» деятельности, во всей этой «канонической» борьбе? Или все же это лишь стремление доказать миру собственную правоту?

У позднего Тютчева есть поразительная миниатюра, которую нужно помнить всем. А особенно – тем, у кого есть своя аудитория, кому безоговорочно верят и доверяют люди:

«Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется, –
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать…»

Мы часто говорим о том, как страшно будет предстать перед судом Божиим за собственные грехи. А уж держать ответ за «малых сих» страшно втройне.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также