Архимандит Елпидий, брат-близнец свщмуч. Филумена Святогробца.

03 Грудня 2023 14:53
318
Архимандит Елпидий, брат-близнец свщмуч. Филумена Святогробца.

Архимандит Елпидий, брат-близнец свщмуч. Филумена Святогробца.

+ 03.12.1983 г.

В одной из недавних публикаций в блоге я писал о мученическом подвиге Филумена Святогробца. В ней я упоминал о том, что у него был родной брат-близнец архимандрит Елпидий, который также просиял чистотой духовной жизни, оставив после себя светлую, добрую память. О нем наш сегодняшний рассказ, приуроченный к дню его кончины которая натупила  3 декабря 1983 г.

Начну его с того момента, когда монах Елпидий принял священный сан в 1937 году. После рукоположения подвижник еще несколько лет оставался на Святой Земле. В эти годы он нес служение в нескольких местах: вначале, как игумен обители Честнаго Предтечи, затем в качестве Патриаршего экзарха в Назарете, где он получил сан архимандрита. С октября 1949 до марта 1952 года отец Елпидий изучал богословие и право в Афинах. Здесь он в течение шести лет прослужил священником в больнице Красного Креста в Афинах, где духовно окормлял и пациентов, и персонал больницы, а также принимал множество обращавшихся к нему верующих.

Характерны воспоминания сестры Каллисты, служившей в те годы медсестрой: «Отец Елпидий очень любил больных. Каждый день обходил он все палаты больницы и навещал каждого больного, чтобы поисповедовать, утешить, духовно укрепить. Очень часто его забота распространялась и на родственников пациентов, которым он оказывал не только духовную поддержку, но, по мере необходимости, и материальную». Игумения Параскева добавляет: «Часто он расспрашивал родных, которые привезли больного, не голодны ли они, и старался найти, чем их покормить, а если не находил, то забирал их к себе домой со словами: “Все, что там есть, мы поделим”. Это была натура жертвенная, он уделял искреннее внимание всем, от игуменьи до самого неприметного человека.

Служение в больнице требовало больших затрат и сил, и времени, однако это не мешало отцу Елпидию неуклонно исполнять все свои монашеские обязанности. Часто видели, как он вычитывает монашеское правило прямо в больничном дворе. Было ли то утро, день или вечер, — он не обращал внимания ни на что; полностью сосредоточенный, с четками в руках, стоял и молился. Однажды он встретился в лифте с одной из начальниц медперсонала и не заговорил с ней. Она удивилась, потому что такая невежливость была не в его характере. Когда в скором времени они снова увиделись, отец Елпидий извинился: “Мария, простите меня за то, что не поздоровался при встрече, я в тот момент девятый час читал». Молитве отец Елпидий всегда придавал первостепенное значение. На службе или на ходу, где бы не находился, что бы не делал, он постоянно был погружен в молитву. Как вспоминает его духовное чадо Елена: «Тому же он учил и нас. «Молитва, — говорил он, — это все...» Если пребываем в молитве, то Господь нас просветит».

В июне 1968 года у отца Елпидия появилась новая обязанность — он принял на себя духовное руководство исихастирием Богородицы в Родополисе. Отныне он усугубил свои труды, стараясь, как духовник обители, подавать пример подвижничества, делом подтверждая то, чему поучал. По рассказу игумении исихастирия Параскевы, «его жизнь была воплощением евангельского идеала. Это был человек непрестанной молитвы, безмолвия, любви и жертвенного служения. Он много благотворил, при этом всегда тайным образом. Лишь после того, как он уехал на Святую Гору, обнаружилось множество людей, которым он помогал материально». При обилии духовных дарований отец Елпидий никоим образом их не выказывал — его отличали скромность и смирение. Как и его брат святой Филумен, отец Елпидий очень любил чтение. Он говорил сестрам: «Дело монаха — это служба, правило и чтение, все остальное — лишнее». Если он не исповедовал, то сидел возле храма с книгой в руках. Таким он и запомнился многочисленным паломникам исихастирия.

О его отношении к Псалтири красноречиво говорит небольшой эпизод, рассказанный митрополитом Ларисским Феологом: «Как-то, оказавшись вместе, мы с митрополитом Стагийским Дионисием попросили старца Елпидия: «Отче, скажи нам что-нибудь душеполезное». Помолчав, он задумчиво произнес: «Ну что же душеполезного могу я сказать?..» А затем с неожиданным детским энтузиазмом начал читать первую кафизму Псалтири».

По рассказам игумении Параскевы, «во время исповеди его советчиком было Евангелие. Новый Завет всегда был у него под рукой, и он говорил нам: «Открой такое-то место, прочти». И это всегда оказывалось ответом и решением наших проблем. А старец смиренно добавлял: «Не я говорю, Господь говорит...». Отец Елпидий учил всегда тому, что сам по опыту знал и исполнял. “Умная молитва, — говорил он, — достигается прежде всего в безмолвии, при полном удалении от мира. Но в наши дни это крайне трудно осуществить, даже мы, монахи, вынуждены слишком много общаться с миром. Так вот, чтобы монах смог молиться, — особенно в монастыре, находящемся среди мира, —- он должен ни о чем не судить и никого не осуждать, тогда, уверяю вас, придет и молитва”.

Часто бывало, он топал ногой по земле, приговаривая: “Коврик, коврик”, — и пояснял: “Коврик — это значит смирение. Все по нему ходят, а он когда- нибудь возражал: “Зачем ты по мне ходишь?” Вот таким и монах должен быть!”

“В монастыре, - учил старец Елпидий, - нужно любить всех в равной мере. Не только тех, к кому расположены, но каждого, независимо от его характера. Оказывать послушание надо не только старице, но и всем сестрам. Благодать освящает нас при взаимном согласии. Если имеешь что-то против сестры и не прощаешь, то не пытайся молиться — Бог тебя не услышит».

В 1976 году отец Елпидий удалился на Святую Гору. Всю оставшуюся часть жизни он подвизался на Афоне в Новом Скиту в келье Благовещения Божией Матери. Из воспоминаний отца Нифонта: «Я познакомился с отцом Елпидием в Новом Скиту. Это был человек Божий. Он был очень прост в обращении, совсем не притязателен в одежде, но в то же время было в нем что-то княжеское, благородное. Он всегда уступал всем, никогда не настаивал на своем, ни на кого не давил. Обычно, когда узнавал про раздоры и ссоры, то торопился к братьям, чтобы примирить их. Серьезность и любовь, с которыми он относился к ближним, вызывали к нему глубокое почтение. При нем мы невольно чувствовали себя, как дети рядом с отцом. По отношению к себе он был крайне суров, не допускал ни малейшего снисхождения, особенно по части богослужения и монашеского правила. Он очень любил Псалтирь и Новый Завет. Когда ему не здоровилось и мне доводилось за ним ухаживать, я читал ему вслух Псалтирь и Новый Завет, а он при чтении некоторых мест особо умилялся, просил остановиться и размышлял: “Подожди, — говорил он, — послушай только, о чем здесь говорится... О, наш Христос, что Он совершил для нас...». Особо сильным переживанием для отца Елпидия было служение литургии. В эти моменты старецпребывал наедине с Богом и предпочитал оставаться один в алтаре. Служил он неспешно, возгласы произносил с самой простой интонацией, на утрене поминал бесчисленное количество имен живых и усопших.

29 ноября 1979 года в тот час, когда святой Филумен претерпел мученическую кончину у Колодца Иакова, отец Елпидий, находясь в своей келье в Новом Скиту, духовным зрением, как наяву, созерцал все происходящее. Позже он со всеми подробностями рассказал об этом отцам своего братства. Еще он говорил: «Святой Филумен пребывает в лике мучеников. Страдания он претерпел сознательно, он отказался покинуть место служения, чтобы защитить и сохранить святыню».

В ноябре 1983 года у отца Елпидия начались проблемы со здоровьем. Ему пришлось уехать со Святой Горы в Афины и лечь в больницу Красного Креста, где вскоре он впал в кому. В то время рядом с ним находились, помимо родственников, отцы со Святой Горы.

Об одном чудесном случае, произошедшем в те дни, поведал митрополит Лимассольский Афанасий: «Старец находился в отделении реанимации в состоянии комы. В одно из посещений мы обратили внимание на то, что, держа в руке свои четки, он медленно перебирает их — узелок за узелком, точно так же, как он обычно это делал, творя молитву. В удивлении мы обратились к лечащему врачу с вопросом, возможно ли это? Как мог старец перебирать четки в бессознательном состоянии? Он пояснил нам, что это чисто механические неосознанные движения, которые совершались по инерции по многолетней привычке. Тогда мне пришла мысль забрать четки старца в качестве благословения, а в руку ему вложить свои. Так вот, как только я взял его четки, старец тут же открыл глаза, протянул руку и забрал назад свои четки, оставив в изумлении и нас, и присутствовавшего при этом врача».

Отец Елпидий преставился ко Господу 3 декабря 1983 года. В те дни из-за скверной погоды перенос его останков на Святую Гору стал невозможен, и было принято решение похоронить старца в его любимой обители Богородицы Фанеромени в Родополисе Аттическом. На погребение собралось множество духовных чад старца, которые отовсюду съехались проститься, несмотря на ливневые дожди. Старец Елпидий обрел последнее пристанище вблизи своих пасомых‚ не расставаясь с теми, кого, не жалея сил, с любовью окормлял и для кого гробница его стала источником утешения и духовного укрепления.

Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter або Надіслати помилку, щоб повідомити про це редакцію.
Якщо Ви виявили помилку в тексті, виділіть її мишкою і натисніть Ctrl + Enter або цю кнопку Якщо Ви виявили помилку в тексті, виділіть її мишкою і натисніть цю кнопку Виділений текст занадто довгий!
Читайте також